Низы
Ахметов Алихан

Поддержка русского языка не дает развиваться казахскому - эксперты

Чиновничьему аппарата на руку миф о непримиримости языковых предпочтений в современном Казахстане

mixnews.lv, exclusive.kz

Дискуссии в Казахстане вокруг языкового вопроса зачастую перерастают в конфликты и жесткие противостояния. Но как снять эту напряженность и возможно ли прийти к хоть какому-то консенсусу? Можно ли нащупать золотую середину в этой теме, которая бы устроила две стороны или хотя бы снизил градус конфронтации? Или же все бесполезно, и степень конфликтности будет только нарастать? Qmonitor приводит мнение несколько казахстанских экспертов по этим вопросам, передает Politic.

"Все мы понимаем, что главная проблема казахского языка заключается в том, что часть населения страны его не знает. Хотя, если разобраться, не такая уж она и сложная - за 30 лет независимости ее спокойно можно было бы решить. Для этого достаточно было повсеместно организовать курсы по изучению казахского языка с полноценной оплатой труда преподавателей (уверен, нашлось бы немало грамотных людей, которые согласились бы на такую работу) и системой финансового поощрения для самих обучающихся. Думаю, при таком подходе в течение одного-двух лет все население страны более или менее заговорит по-казахски", - считает политолог и бывший дипломат Казбек Бейсебаев.

Эксперт подчеркнул, что у государства были финансовые возможности создать за эти годы благоприятные условия для массового овладения населением казахского языка. Но вместо этого оно предпочло тратить куда большие суммы на пустые имиджевые проекты, о которых сейчас никто даже и не вспоминает.

"Впрочем, существуют и объективные причины невостребованности казахского языка некоторыми группами населения, и их нельзя игнорировать. Дело в том, что его информативные функции, в отличие от коммуникативных, весьма ограничены. И это объяснимо, ведь он не является языком международного общения, как, например, русский, через который мы получаем извне львиную долю информации, в том числе научно-технической. Собственно, этим и объясняется тот факт, что казахстанцы в большинстве своем свободно говорят по-русски и привязаны к российскому информационному пространству. Если бы мы лучше знали английский, который считается самым влиятельным в мире, то в информативном плане, конечно, русский проигрывал бы ему", - продолжил Бейсебаев.

Иными словами, считает политолог, бороться против русского языка значит вредить самим себе. То, что казахстанцы владеют им, как раз-таки является конкурентным преимуществом нашего населения.

"Ведь если казахский открывает нам весь тюркский мир, то русский – весь славянский мир. Вот о чем следует говорить. Но увы, многие радетели за казахский язык отказываются это признавать и продолжают настаивать на ограничении использования русского языка, причем все чаще в ультимативной форме. Не добившись этого административным путем, они пытаются диктовать свои «языковые правила» на бытовом уровне. Но очевидно, что это не те методы, которые способны заставить граждан изучать казахский язык – они лишь вредят ему и создают напряжение в обществе", - говорит эксперт.

В заключении своих слов Бейсебаев в очередной раз подметил, что не надо придумывать ничего нового - необходимо, как я уже говорил, просто создать благоприятные условия и предложить соответствующие стимулы для массового изучения казахского языка.

Предприниматель и общественный деятель Марат Толибаев считает, что компромисс между казахскоязычным и русскоязычным населением Казахстана возможен при достижении согласия по следующим основным позициям:

"Во-первых, государственным языком признается один – казахский. Уникальный язык составляет одну из отличительных особенностей нашего народа.

Во-вторых, русский язык не будет притесняться, но и не будет поддерживаться. Он станет одним из иностранных языков. Все желающие смогут разговаривать на нем, но он не будет выделяться из числа других негосударственных языков. Например, ответы госорганов на нем необязательны. Объем его преподавания в школах не больше, чем любого другого иностранного языка. Вывески на зданиях государственных учреждений не будут на русском (на зданиях частных компаний – могут быть). И так далее.

В-третьих, переход к вышеописанному положению дел будет осуществляться плавно и постепенно, но не вечно. Будет принят четкий календарный план действий с неукоснительным его выполнением", - считает Марат Толибаев.

По мнению другого эксперта – культуролога Земфира Ержан, в Казахстане никакой конфронтации в языковой сфере (если подразумевать под ней разделенность языковых интересов и предпочтений казахскоязычных и русскоязычных граждан) не существует. Однако вопрос, убеждена г-жа Ержан, состоит в другом - в неумении власти решать существующие гуманитарные проблемы, в непрофессионализме, в безразличии чиновников, отвечающих за развитие казахского языка, к его судьбе.

"Я вижу иной конфронтационный разлом. По одну сторону - косность чиновничьего аппарата, который судя по всему, заинтересован в стагнации языковой ситуации. К слову, именно ему на руку миф о якобы непримиримости языковых предпочтений в современном казахстанском обществе, поскольку такой тезис, в известной мере, оправдывает низкую эффективность его работы. А по другую сторону разлома – безнадежные попытки казахских интеллигентов предложить альтернативный и гораздо более действенный проект развития государственного языка.

Это противостояние не будет преодолено до тех пор, пока государство не осознает роль культуры в жизни общества, пока оно не поймет, что реализация культурных и языковых проектов требует профессиональных знаний. Увы, казахская интеллигенция сегодня вынуждена апеллировать к властям, поскольку, если учесть степень людских и ментальных потерь, понесенных казахами в ХХ веке, иных ресурсов для полноценного восстановления пространства национального языка у нас попросту нет", - отметила культуролог.