Низы
Kazakhstan Politic

Zомбирование: нужно ли отключать российские телеканалы в Казахстане?

На эту тему рассуждает генеральный директор AERC Жаныбек Айгазин

politeka.net

Politic представляет вашему вниманию выдержку из публикации гендиректора AERC Жаныбека Айгазина на тему информационной безопасности Казахстана, размещенную на сайте forbes.kz.

Информационная политика

Согласно данным компании Kantar (TOO «TNS Central Asia» - бывшее Gallup) за март 2022 года, по среднесуточной доле телеканалов Казахстана первое место занимает канал - ретранслятор «Первого канала» из России «Первый канал Евразия» с долей 18,53%. В то же время Qazaqstan оказался на 4 месте с долей 9,8%. «Хабар» и «Хабар-24» на 10 и 11 местах с 4,95% в совокупности. По радиовещанию ситуация еще больше впечатляет: из топ-10 по среднесуточной доле радио за март текущего года 59% приходится на радиостанции, которые ретранслируются из России.

Вся приведенная информация наталкивает на вопрос: объясняет ли доминирующая роль России в информационном пространстве Казахстана наблюдаемое разделение нашего общества на два лагеря после начала войны в Украине? По крайней мере, данный вопрос напрашивается по дебатам, которые ведутся в социальных сетях: те, кто против войны в Украине, открыто выражают свою позицию, в отличие от тех, кто поддерживает войну. Последние молча выражают свою позицию репостом картинок с двойным подтекстом либо беспрекословно поддерживающими войну лайками, по всей видимости, из-за соображений безопасности.

Будет неправильно идентифицировать сторонников политики Путина этнической принадлежностью, ибо среди автохтонного этноса очень многие поддерживают агрессию. В отсутствие каких-либо социологических опросов по этой теме оценить численное соотношение противоборствующих сторон в нашей стране достаточно сложно. Однако учитывая тот факт, что, по данным TNS, среди 100 наиболее популярных программ среди россиян в возрасте старше 4 лет пропагандирующая войну программа «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» уже на протяжении многих лет занимает ведущие позиции как по охвату, так и по рейтингу (данные Mediascope), несложно предположить, что аналогичные тенденции формируются и в нашем обществе среди населения, смотрящего российское телевидение.

В частности, смею предположить, что пропагандистская машина России захватила умы некоторой доли казахстанского общества, что проявляется в оправдании ими войны в Украине и оказываемом доверии российским СМИ (по данным ВЦИОМ, по состоянию на 5 марта 2022 года так называемую «специальную военную операцию в Украине», поддерживали 71% опрошенных жителей России, не поддерживали - 21% и затруднились с ответом 8%). Налицо результат антиукраинской пропаганды, в которую Россия вкачивала с 2014 года огромные средства, с одной стороны, и провала нашей информационной политики – с другой.

Идеология

В свете наблюдаемых противоречий возникает вопрос: как поменять настрой категории наших граждан, мягко выражаясь, не осуждающих политику Путина? Эта задача не только архисложная, но и бесполезная, ибо изменить убеждения многочисленной группы людей в одночасье и особенно в условиях информационной войны практически невозможно.

Другое дело - дать каждому время и возможность сделать собственные выводы и, если понадобится, осознанный выбор на базе собственных сопоставлений «сдержек и противовесов». А тем временем заниматься кардинальным решением накопившихся проблем в области свободы волеизъявления, инклюзивности институтов, справедливости судов, качественного образования и здравоохранения, плюрализма мнений, отсутствия цензуры и коррупции.

Совершенно очевидно, что после январских событий и тем более в свете событий в Украине полумерами уже не обойтись, и только в условиях осуществления всех вышеперечисленных мер можно ожидать положительных изменений в жизни населения страны. Это аксиома! Равно как и утверждение: никто не покидает благополучные страны (доказательством существования пудинга есть возможность его съесть - the proof of the pudding is in the eating). Те, кто сейчас винит во всех бедах России политику США и воспринимает войну в Украине как борьбу против американской гегемонии, не будут озабочены идеями восстановления СССР, если Казахстан сделает мощнейший рывок вперед в социально-экономическом развитии и в установлении реальной демократии.

Также вполне очевидно, что, на фоне совковой инерции к закрытости политических решений без всеобщего обсуждения, для перенастраивания формальных и неформальных институтов потребуется немало усилий. Ведь за 30 лет на действия властей у населения выработался нигилистический иммунитет – отсутствие веры в то, что верхи управляют ради всеобщего блага, а не ради собственного кармана. Здесь, правда, следует отдать должное властям: после январских событий наблюдаются определенные позитивные изменения, но нужно закрепить этот тренд.

Дискутировать по данным вопросам открыто – это обязательное условие для преодоления совковой инерции и обретения веры в справедливость властей.

Национальный диалог должен начать процесс выработки идеологии, может, даже национальной идеи, даже несмотря на то, что политологи найдут тысячи различий между терминами. И хотя в мире существует множество государств без идеологии, Казахстану она необходима, так как 30 лет без четких ориентиров и с невиданной вседозволенностью и коррумпированностью верхов привели к обнищанию и, как следствие, деморализации большой доли населения, что проявилось в виде мародерства в январских погромах: свои били своих, свои забирали у своих. Перед нами стоит задача нашей экзистенциальности. Надо задуматься: кто мы и куда мы идём? Безусловно, работа должна вестись наряду с укреплением обороноспособности страны (вряд ли сегодня кто-то будет возражать).

На основе вырабатываемой национальной идеологии необходимо иметь проактивную информационную политику, которая сейчас, к сожалению, входит в орбиту северного соседа. Наше население смотрит и слушает российский телерадиоконтент, сдобренный их пропагандой.

Работа по выработке национальной идеологии – долгосрочная, но сейчас можно выбрать одну из трех опций:

  • 1) производство собственного контента, причем качественного, и полный запрет российских каналов;
  • 2) оставить так, как есть: ретрансляция российских каналов и дальнейшее Zомбирование населения. Учитывая общий снижающийся уровень образованности населения, будем видеть рост сторонников военной агрессии;
  • 3) производство собственного контента, причем качественного, и ретрансляция только научно-познавательного и развлекательного контента из России с запретом политических ток-шоу.

По существу, нам нужна такая информационная политика, которая в условиях невозможности отключить пропагандистский молох севера позволит продвигать свою повестку дня.

Понятно, что конкурировать с бюджетами «России-1» и «Первого канала» наши государственные телекомпании не могут, так как совокупный бюджет наших государственных СМИ в 10-15 раз меньше российских. Телевизионный контент смотрят в основном в сельской местности, а городские жители дискутируют в соцсетях и мессенджерах, что может указать в том числе на сторонников России и Украины.

В свете приведенной выше информации о доминировании российских каналов на отечественном ТВ, неэффективно увеличивать бюджеты наших государственных каналов и тем более содержать две крупные государственные корпорации с суммарным ежегодным госзаказом в размере 38 млрд тенге. Можно оставить одну корпорацию у государства, а вторую упразднить, так как приватизировать ее никто не будет. Высвобожденный госзаказ на тендере отдать наиболее эффективному частному игроку.

Здесь уже всё зависит от того, кто будет формировать данный контент: креативные, компетентные профессионалы, идущие в ногу со временем, или те, кто способствовал тому, что мы практически проиграли информационную войну России.