Новости
Kazakhstan Politic

Вышла на советский уровень: как электроэнергетическая отрасль Казахстана испытывает крах

Куда все эти годы смотрели лица, ответственные за энергоотрасль, остается только гадать

Liter.kz

Электроэнергетическая отрасль Казахстана в очередной раз стоит на пороге кризиса. Об этом, выступая на онлайн-конференции по развитию конкуренции на рынке электроэнергии, заявил председатель Агентства по защите и развитию конкуренции Казахстана Серик Жумангарин. По его словам, «на сегодняшний день ситуация по электроэнергии пока профицитная – 106 млрд кВт/ч мы производим, 105 потребляем. Но специалисты говорят, и ни для кого уже не секрет, что в ближайшие два-три года мы заходим в зону дефицита. Это значит, что у нас производства собственной электроэнергии будет не хватать, передает Politic со ссылкой на Ритм Евразии.

В январе текущего года, принимая во внимание прогнозируемый дефицит электрической мощности к 2027 году, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил правительству разработать энергетический баланс республики до 2035 года. Документ должен учитывать потребление, генерацию, маневренные мощности, увеличение доли возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ), а также планы по развитию энергосистем соседних стран.

Казахстан остро нуждается в строительстве маневренных мощностей (как минимум на 1-1,5 тыс. Мвт), которые помогают покрывать скачки потребления во время пиковых нагрузок и балансировать нестабильную электроэнергию, вырабатываемую ВИЭ. Необходимо принять специальную программу с государственной поддержкой строительства маневренных электростанций и завершением формирования единой национальной энергосети всего Казахстана.

Все 30 лет независимости основные события в ТЭК республики определяются развитием нефтяной и газовой промышленности. Электроэнергетика, находясь где-то на периферии государственного внимания, среди «локомотивов» экономики не числится. А ведь эта отрасль является основой функционирования экономики и жизнеобеспечения страны и должна расти темпами, опережающими объемы потребления, но этого не происходит.

Безответственность, катастрофическое падение уровня и качества образования, плодящие различные мифические (надуманные далёкими от реальной жизни и не отягощенными знаниями по данному вопросу чиновниками) госпрограммы, дают свои плоды. В последние годы республика практически балансирует себя, но резерва мощностей действующих электростанций на будущее нет.

Как свидетельствует баланс производства и потребления, он практически исчерпан. Отметим, что сейчас потребление и выработка электроэнергии вышли на… советский уровень: в 1990 году промышленность и население Казахской ССР потребляли более 108 млрд кВт/часов, из которых собственной выработкой обеспечивалось порядка 105 млрд.

Куда все эти годы смотрели лица, ответственные за энергоотрасль, остается только гадать. Казахи в таких случаях говорят: «Ай багып журсе де, озi бiлсiн» («Как знать, может, он в это время наблюдал за луной»). Безусловно, любование луной – занятие увлекательное, только вот итог его становится для правительства страны таким же «неожиданным», как урожай осенью для советских властей.

Согласно амбициозным «Прогнозным балансам электрической энергии и мощности на 2019-2025 годы», отечественной электроэнергетике нужно вывести из работы 1 ГВт устаревших и ввести 7 ГВт новых мощностей. Успеют ли? Ведь строительство новых мощностей и сетей занимает долгое время.

Необходимы колоссальные инвестиции в десятки миллиардов долларов. Так, объем необходимых инвестиций только в электросетевое хозяйство оценивается в 26,3 млрд долларов, на объекты генерации требуется еще около 30 млрд долларов, но в госбюджете таких средств нет! У правительства нет даже чёткого понимания того, как и какие осуществить реформы, чтобы привлечь масштабные инвестиции в этот сектор экономики. При этом электроэнергетике страны предстоит серьезно готовиться к интегрированию в общий рынок электроэнергии Евразийского экономического союза, который заработает в 2025 году и станет важным подспорьем для покрытия дефицита. 

Средств хронически не хватает, и основным их источником становится население, которому поднимают тарифы: не хотите перебоев с электроэнергией, платите больше. Так, в декабре 2020 года электроэнергия обходилась казахстанцам на 6,5% дороже, чем годом ранее. Сильнее всего годовой рост ощутили жители столицы, а также Западно-Казахстанской и Костанайской областей.

При этом электроэнергетика страдает и от непрозрачности, и от пестроты тарифов по регионам и категориям потребителей. В частности, разброс тарифов для населения в различных регионах достигает трехкратной разницы, а для малого и среднего бизнеса в 2-3 раза превышает диапазон для населения. Но и это уже не спасает: в ряде регионов в последнее время участились случаи аварийного отключения электроснабжения.

Проблема грядущего дефицита электроэнергии, словно buble gum, жуется не один год. Она периодически обсуждается, но не решается. Точнее, решается только на бумаге. Качественный ремонт и модернизация существующих (не говоря уж о строительстве новых) генерирующих мощностей требует не только денег, но и времени. С первыми – полная неясность с источниками, последнего практически уже нет.

Кроме того, выполнение планируемых правительством объемов строительства требует восстановления соответствующей проектной базы, системы строительно-монтажных организаций, подготовки специалистов, а это даже в среднесрочной перспективе сделать невозможно. Таким образом, отрасль загоняется в тупик, но власти продолжают жить по принципу «пока гром не грянет».

Пока энергобаланс Казахстана показывает избыток, но с ростом потребления профицит сокращается. Так, если в 2018 году он составлял около 4 млрд кВт/ч, то сегодня не превышает 1 млрд кВт/ч. К 2030 году на юге республики ожидается дефицит базовой мощности до 2,7 ГВт.

Аналитиками отмечается, что с приватизацией электроэнергетической отрасли финансовых проблем в ней не убавилось. Сильно обветшавшие основные фонды энергосистемы ждут своего обновления. В частности, физический износ электросетей в некоторых регионах РК составляет 60-85%. Неудивительно, что потери электроэнергии достигают 19% (в 2-2,5 раза выше, чем в промышленно развитых странах). Если не принять срочных мер по реструктуризации отрасли, то казахстанцам, возможно, вновь придется закупать свечи и фонарики, как это было в 90-е годы.

В настоящее время производство электрической энергии в Казахстане осуществляют 138 электростанций различной формы собственности. Причем электроэнергетический баланс в значительной степени (более 70%) зависит от угольной генерации. Развивается и генерация на основе ВИЭ. Планы, которые ставит правительство, таковы: 3% – доля ВИЭ к 2021 году, 10% – к 2030 году, к 2050 году ожидают «закрытие» с помощью ВИЭ половины генерации.

Чиновники рапортуют, что количество объектов возобновляемой энергетики активно растет. Хитрость бравурных отчетов в том, что отчет идет не по мощностям введенных объектов, а по их количеству. В 2019 году доля возобновляемых источников энергии в общем объеме производства электроэнергии составила всего 2,3% (а не 3%). При этом к 2025 году соответствующий показатель собираются довести до отметки не в 6%, как это планировалось ранее, а в 4,3%, что говорит о снижении ввода в эксплуатацию новых станций ВИЭ. И это понятно. Переход на ВИЭ требует больших финансовых и организационных затрат.

Мощностей вводимых ВИЭ недостаточно, а строить надо много, но покрыть расходы без разорения угольных станций сегодня невозможно. Дело в том, что государственное субсидирование высоких тарифов ВИЭ в Казахстане отсутствует, а тарифное стимулирование перекладывается на крупные традиционные электростанции, которые обязывают закупать экологически чистую, но дорогую энергию и затем продавать по более низкой цене.

«Дотируемая» из прибыли традиционных систем генерации «зелёная энергетика», таким образом, стала коммерческим проектом, который гарантирует владельцам ВИЭ прибыль с помощью высоких тарифов, но не решает проблем развития отечественной энергосистемы. При больших объемах такая лукавая схема работать не будет, поскольку незаметно «растворять» альтернативную выработку в угольной уже не удастся.

Безусловно, страна обладает огромными возможностями по развитию сектора ВИЭ: их совокупный потенциал составляет 1885 млрд кВт/ч в год, что эквивалентно суммарной мощности 4,3 ГВт. Однако для реализации амбициозных проектов ВИЭ необходима синхронизация с действующей энергетической инфраструктурой, что требует модернизации электросетей и реальной оценки имеющихся финансовых возможностей.

Другим путем покрытия базовых нагрузок является развитие атомной энергетики. По мнению ряда специалистов, это решило бы множество проблем, связанных с грядущим дефицитом энергии. Однако тема возведения АЭС в Казахстане муссируется уже более 20 лет, причем за все это время со стороны правительства звучали заявления, взаимоисключающие друг друга. Но решение по строительству АЭС в Казахстане до сих пор не принято. В профильном министерстве вновь заявили, что нужные технологии выработки электроэнергии определят «только после тщательного изучения возможностей и потенциала всех предлагаемых проектов». Получается, что вроде делом заняты, но проблема по-прежнему не решается, увязнув в многолетнем «изучении возможностей».

В СМИ проходила информация о примерной стоимости проекта АЭС. В 2014-м блок мощностью около 1 тыс. МВт оценивался порядка 5 млрд долларов, затем звучали оценки в 8 млрд. Для сравнения: стоимость атомной станции, которую РФ планирует построить в Узбекистане, сегодня составляет около 11 млрд долларов.

С учетом коррупционной составляющей и ряда других проблем, сопровождающих строительство АЭС, целесообразнее профинансировать внедрение технологий энергосбережения, сокращения нормативных и коммерческих потерь, реконструкцию угольных станций (от которых пока невозможно отказаться), чтобы они стали такими же чистыми, как в Западной Европе. К сожалению, текущее положение вещей и реформы в отрасли оставляют большое поле для обогащения чиновников и не позволяют решить эти большие проблемы.

Похожие темы