Срочная новость О девальвации вновь заговорили в Казахстане
Похожие темы

Подпишитесь на наш Telegram-канал и узнавайте новости первыми!

Верю не верю: к чему приведет распространение фейков и дезинформации в условиях пандемии?

Слухи и дезинформация, фейковые новости и пропаганда распространяются даже быстрее, чем сам вирус, сея замешательство, считает политолог Эдуард Полетаев

Верю не верю: к чему приведет распространение фейков и дезинформации в условиях пандемии?
Из открытых источников

Критическое мышление поможет справиться с мифами, которые были, и еще будут возникать во время пандемии. В условиях трагедии потребность в достоверной информации как никогда важна, это позволит укрепить безопасность общества и государства. 

Десятки стран мира в настоящее время переживают вторую волну пандемии COVID-19. Во многих из них количество заражений даже выше, чем в прошлом году. В этих условиях важно не только соблюдать все санитарные правила, но и внимательно относиться к потребляемой информации. К тому же пандемия - это не только глобальный кризис здравоохранения и экономики, но и информации.

Слухи и дезинформация, фейковые новости и пропаганда распространяются даже быстрее, чем сам вирус, сея замешательство. Данную ситуацию называют инфодемией - переизбытком и экспансией научно не обоснованной информации в потоке новостей без посредников, как правило, через мессенджеры и социальные сети.

Инфодемия, в свою очередь, стала маркером эпохи постправды, когда пользователи социальных сетей стремятся получить информацию и найти в ней те аргументы и факты, поддерживающие их сложившееся мировоззрение и восприятие окружающей среды, при этом игнорируя информацию, с которой не согласны (а ее приверженцев подвергают буллингу и отправляют «в бан»).

Инфодемия оказалась явлением малоизученным, критически воздействующим на сознание людей, изменяя способы потребления информации и, как следствие, поведение людей, снижая при этом эффективность антикоронавирусных мер.

Интернет не только выровнял информационное поле и стал глобальной платформой для высказывания различных полезных мнений, он также открыл шлюзы для агрессивного распространения ненависти и страха, оправдания и поощрения насилия. Появилась возможность не просто односторонней передачи информации, но и одновременного взаимодействия с огромным количеством людей. Кроме того, при обсуждении болезненных тем общество стало быстро поляризовываться, а его представители, самоутверждаясь, собирать огромное количество непроверенной информации в пользу своей точки зрения.

Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Гебрейесус определил инфодемию как «распространение недостоверной информации», создающее «атмосферу недоверия и растерянности среди населения». Однако пандемия только обнажила уже существующую проблему неконтролируемых информационных потоков. При этом технологические особенности новых средств социальной коммуникации ограничивают возможности отдельных государств закрыться от информационного потока или точечно его регулировать – VPN позволяет обойти практически любое программное ограничение доступа. По сути, в руках у государства остается только «большой рубильник» – банальное отключение доступа к интернету.

Еще один открытый вопрос – это правовой статус новых медиа. Если деятельность традиционных СМИ (печать, телевидение, радио) регулируется законом (в Казахстане это закон «О средствах массовой информации», принятый в 1999 году), то статус новых медиа четко не прописан. Только с учетом поведенческих реакций населения на потребление дезинформации можно эффективно прогнозировать ее распространение, поскольку платформы социальных сетей (Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, YouTube, Instagram и Twitter) предоставляют прямой доступ беспрецедентному количеству пользователей к неконтролируемому контенту, что усиливает слухи и распространение фейков.

Ряд современных исследований демонстрируют, что фейковая информация распространяется легче, чем достоверная, а ее качество зависит от аудитории социальных сетей и особенностей алгоритмических действий самих платформ. Помимо этого сама ситуация карантина и самоизоляции не оставляет у многих выбора, кроме как погрузиться в водоворот информации, усиливая фобии и нагнетая апокалипсические настроения. В результате даже образованные люди, к примеру, утверждают, что коронавирус был частью заговора, возглавляемого основателем Microsoft Биллом Гейтсом, связанный с системой 5G. Со временем оказалось, что чеснок, сода и имбирь не спасают от заражения коронавирусом, который к тому же не распространяется через посылки с AliExpress.

В исследовании четырех китайских ученых Zhi-wen Hu, Zhoungliang Yang, Qi Li, Yongfeng Huang убедительно показано, что инфодемия усилилась даже благодаря неудачному названию самого вируса COVID-19. Они вспоминают, что несколько лет назад так называемый «свиной грипп» привел к значительному финансовому ущербу для фермеров, несмотря на то, что не было убедительно доказано, что заболевание могло распространяться через потребление свинины. Неудачное название срикошетило в продукт пивной отрасли: в первом квартале 2020 года резко сократилось потребление пива «Corona» в связи со сходством его названия со смертельным коронавирусом (хотя мексиканский пивной бренд возник еще в 1925 году).

Так что только критическое мышление поможет справиться с мифами и фейками. В мире, охваченным пандемией, несмотря на доминирование социальных сетей, роль классических СМИ остается важной. Честная журналистика ныне является ключевым звеном борьбы с коронавирусом. Но возникает дилемма – является ли мнение человека, выраженное в социальных сетях, публичным заявлением? Несет ли человек юридическую ответственность за свои слова?

Социальные сети изменили саму природу взаимодействия отдельного человека, общества и государства. С момента появления печатного слова источники информации и каналы распространения были монополизированы правящей элитой в лице государства и церкви, а доступ к «печатной машинке» имели только избранные группы приближенных интеллектуалов. Сегодня сложились новые контуры работы с обществом. Тотальная доступность информации поставила следующие проблемы перед государством:

- информационная открытость власти не дает «спрятать» неудобные факты и порой осложняет принятие тяжелых, но важных решений;

- происходит десакрализация власти, снижение доверия к государству;

- индивиды стремятся к неограниченной информационной свободе.

Государство, как большая система, не обладает достаточной гибкостью и оперативностью для эффективной коммуникации с обществом в новых условиях. Власть уже не формирует дискурс, а находится в позиции постоянно догоняющего, пытаясь реагировать на все новые «информационные пожары». Следствием этого стал кризис легитимности власти, рост популизма и снижение ответственности индивида перед другими людьми, обществом в целом.

Данный феномен отмечается даже в государствах с длительной демократической традицией. Во главе ряда стран оказываются политики-популисты, растет влияние радикальных движений в странах континентальной Европы, мир сотрясали социальные волнения – «желтые жилеты» во Франции, протесты в Гонконге, движения Antifa и BLM в США. Это глобальный вызов самим устоям общества, построенного на принципах права, неприкосновенности и тайны личной жизни, требующий нового «общественного договора», «правил игры» в новых условиях. Ответ на эти вызовы лежит в двух плоскостях – усиление правового государства и укрепление неписанных социальных норм, осуждающих безответственность отдельных граждан. Иначе мир может захлестнуть анархия.

Казахстан как молодое государство оказался не готов к требованиям времени. Советская система, пытаясь регулировать многие сферы жизни человека, способствовала укоренению патернализма. В итоге, в нынешних условиях обилия информации не всем удается мыслить критически, самостоятельно. Фундаментальный принцип демократии, как известно, заключается в том, что свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого, или в индивидуальной ответственности гражданина перед обществом. Это краеугольный камень успешности тех государств, где граждане соблюдают законы, потому что им с детства разъясняют необходимость законопослушания и добрососедства.

Социальные сети показали незрелость казахстанского общества. В сети распространяются и находят отклик не только фантастические фейки, связанные с коронавирусом и вакцинацией, но и обсуждаются подробности личной жизни публичных фигур. Трудно стало сохранять тайну личной жизни, защищенность доброго имени и деловую репутацию. В этой связи показателен следующий факт - первый заместитель председателя партии Nur Otan Бауыржан Байбек подал гражданский иск на активиста Жанболата Мамай и его супругу. Он просит суд защитить честь, достоинство и деловую репутацию, а это должно стать сигналом и ответом на то, что с инфодемией можно бороться в судебном порядке.

На этом фоне декриминализация клеветы (само по себе прогрессивное решение) и мнимая анонимность в социальных сетях усугубили ситуацию – у людей формируется чувство безнаказанности. Успешное общество на основе права и взаимного уважения не возникает само по себе. Казахстанцам еще предстоит пройти длительный и сложный путь к правовому обществу. В данных условиях как никогда важны внешние стимулы: ответственность общества в виде порицания «неправильного» поведения и судебная практика, как основа правового государства.

Люди должны понять, что есть определенные рамки, «красные линии», которые нельзя переходить, так как это нарушает права других. Свою публичную позицию нужно обосновать. Онлайн-буллинг уже стал бичом в подростковой среде и иногда приводит к трагическим случаям, однако на взрослом уровне ставки гораздо выше – семья, карьера, бизнес.

На первом этапе процесс может быть весьма болезненным – возможны массовые иски всех против всех, по малейшему поводу. Но плотина будет прорвана, и процесс примет необратимый характер, так как это единственный вариант, который позволит быстро и эффективно продемонстрировать людям рамки допустимого. В итоге будут сформулированы некие нормы поведения в информационном поле. Соблюдение кодекса поведения станет одним из кирпичиков сильного, зрелого общества с высоким уровнем правовой культуры.

Сегодня даже в самых могущественных странах мира наблюдаются разделенные общества и поляризация мнений. Однако, когда доверие и сплоченность подорваны, кажется, что коронавирусу предоставлена ​​почти полная свобода действий. Это создает благодатную почву для всевозможных теорий заговора, сомнений и альтернативных мнений. Рациональное решение этой проблемы – создание правового и медиа грамотного общества.

Эдуард Полетаев