Срочная новость Как Женис Касымбек научился не замечать проблемы

Подпишитесь на наш Telegram-канал и узнавайте новости первыми!

Доступно и понятно – о новом Налоговом кодексе

В НПП "Атамекен" ответили на вопросы, которые беспокоят казахстанцев

Доступно и понятно – о новом Налоговом кодексе
taunews.kz; mebel-gu.ru

Темпы развития предпринимательства в Казахстане, в особенности среднего, недостаточны для того, чтобы перейти на новую экономическую модель. Об этом неоднократно говорил Президент страны. Необходимо устранить перекосы, а их немало – сложные налоговые процедуры, отсутствие стимула для декларирования доходов, недостаточная поддержка бизнеса со стороны государства.

Какие изменения необходимы для решения этих проблем? На этот комплексный вопрос в эфире телеканала «24KZ» ответил Тимур Жаркенов, заместитель председателя правления НПП «Атамекен».

- Более 4 млн казахстанцев не платят налоги, около 70% малого бизнеса декларируют доход менее 5 млн тенге и уплачивают всего 6% налогов. Такая ситуация у нас сложилась в экономике.

- Да, все верно. На текущий момент сложилась непростая ситуация в экономике. Мы полностью поддерживаем главу государства – нашей стране действительно необходима налоговая реформа. То есть не поверхностные, небольшие изменения, а именно структурные преобразования. Причем Национальная палата придерживается принципа, что их реализация должна быть в рамках консенсуса – договора между бизнесом и интересами государства. В рамках поручений главы государства мы подготовили ряд предложений со стороны бизнес-сообщества. Была сформирована рабочая группа, в которую включили около 400 представителей всех регионов и отраслей экономики Казахстана. Были подготовлены предложения, которые консолидируют все мнения бизнес-сообщества, направленные на переход экономики на новые рельсы именно с точки зрения налогового законодательства.

Базовая проблема – теневая экономика. Действительно есть сотрудники, которым по-прежнему платят, как говорится, в конверте. К примеру, на текущий момент у нас зарегистрировано около 2 млн субъектов бизнеса, при этом объем экономики на самом деле не растет. Львиная доля – это представители МСБ, естественно. Учитывая, что экономика не растет, очевидно, что это дробление бизнеса.

Но НПП «Атамекен» призывает подходит к данной проблеме не с точки зрения наказания. Мы предлагаем разобраться, почему так складывается и какими мерами можно вывести их в легальное поле.

- Позвольте уточнить: львиная доля рынка сегодня представлена микро и малым бизнесом, при этом среднему бизнесу не выгодно находится в своем сегменте, поэтому происходит дробление на малый бизнес, верно?

- Все верно. У нас порядка 99% юрлиц по количеству дают в бюджет страны около 40% налоговых отчислений. То есть это подавляющее большинство по количеству.

Дело в том, что порог по НДС, а мы считаем, что это один из базовых барьеров для перехода с малого бизнеса в сегмент среднего, составляет порядка 70 млн тенге оборота в год. На самом деле для любого торгового предприятия это очень мало. Очевидно, что при достижении этого уровня либо приближаясь к нему бизнес начинает дробиться. Мы полагаем, что именно эту проблему необходимо решать. Ранее была проделана работа по изменения розничного налога. На текущий момент порог розничного налога составляет 2.2 млрд тенге. Если субъект является плательщиком розничного налога, то он не является плательщиком НДС, который составляет 12%. То есть складывается следующая картина: как только вы достигаете порога по НДС, то вы скачкообразно становитесь не конкурентоспособным за счет уплаты НДС. Здесь много факторов, но ключевой момент заключается именно в этом.

Механизм розничного налога как раз является стимулом для выхода из тени. Допустим, в прошлом году было зарегистрировано порядка 2 тыс. предприятий, а на текущий момент зарегистрировано уже порядка 12 тыс. предприятий. Почему так произошло? Дело в том, что ставки по розничному налогу на самом деле достаточно большие – это 8% при работе с юридическими лицами и 4% при работе с физлицами.

4% от оборота – это крайне много!

Это является дестимулирующим фактором для перехода на этот режим. Мы провели работу и в марте этого года, наконец, в существенной части областей мы понизили ставку до 2-3 процентов. В Алматы, к сожалению, у нас не получилось – там ставка осталась на уровне 4%.

Что это означает?

Мы хотим создать стимулы для прекращения дробления. Но мы обожглись. То есть ставка либо 4%, либо 2% - это огромная разница. И мы поэтому в рамках нового налогового кодекса предложили иной режим. Первый момент – фиксированная ставка в размере 2 или 3 процентов. Чем мы обосновываем это? Мы провели анализ всей экономики Казахстана, абсолютно всех субъектов. Выяснилось, что все поступления в бюджет (помимо недропользователей) как раз равняются 2 или 3 процентам от оборота. Зачем создавать большую головную боль для бизнеса с бухгалтерией и прочим, если в номинале государство получит те же 2-3 процента. Зачем усложнять? Поэтому мы предлагаем зафиксировать эту ставку, чтобы бизнес был уверен в налогообложении. При этом, чтобы не было разрешительного списка как сейчас. Есть некое количество видов действительности, зафиксированных постановлением Правительства.

Мы считаем, что это неправильно.

Мы выступаем за введение запретительного списка. Сейчас Правительство решает, кому дать возможность работать по розничному налогу. Но так не должно быть! Необходимо применять обратный механизм, когда всем можно, кроме, допустим, недропользователей, «акцизников» и т.д. Они не должны быть плательщиками розничного налога, но всем остальным без исключения должен быть предоставлен этот механизм. Это и называется «запретительным списком».

Таким образом, мы полагаем, видоизменилась бы вся структура экономики.

Я бы хотел отметить именно по микробизнесу. Здесь огромное количество самозанятых – по оценке их порядка 2 млн человек.

- То есть это те, кто находится в тени?

- Да, это та категория, которая в Министерстве экономики никому не нравится – кто они, что за самозанятые мало кому понятно. Но мы в свою очередь не говорим, что это плохо, мы говорим, что это факт.

Мы призываем смотреть правде в глаза.

Государство сейчас не может их контролировать. Мы предлагаем следующий механизм: сделать единый фиксированный платеж. Допустим, 1,2,3 МРП. Понятно, что это еще надо экономически обосновать. По этому вопросу с государством мы еще не договорились, но предложение как таковое, надо полагать, одобрено.

Это означает, что, применив данный механизм можно вывести из тени 2 млн казахстанцев.

То есть люди бы платили фиксированную сумму без необходимости сложной бухгалтерии и, таким образом, выходили бы в легальное поле. Но, разумеется, здесь есть определенные ограничения, которые еще будут обсуждаться. Мы предложили, чтобы общий годовой оборот был до 15 млн тенге. Второе: чтобы самозанятый работал без наемных сотрудников.

Таким образом, человек, зарабатывающий около 1 млн тенге в месяц мог бы без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя вносить данный платеж посредством некоего мобильного приложения. И здесь нет необходимости участия государства, пусть данную функцию берет на себя рынок. То же приложение Kaspi. Главный критерий здесь – простота.

- Как система страхования для самозанятых?

- Абсолютно верно. Причем мы достигли предварительной договоренности с экономическим блоком о том, чтобы существенная часть данного платежа шла в качестве соцотчисления. На самом деле, налоговые поступления от них для бюджета не существенны, но в социальных вопросах необходимо участие каждого человека – медицина, дороги и т.д. То есть речь идет о том, чтобы эта сумма платежа включала в себя все социальные отчисления, необходимые для пополнения бюджета.

- Что вы предлагаете в случае, если доход превышает 15 млн?

- Мы имеем достаточно большой опыт в бизнесе. Поэтому есть понимание того, что если доход превышает 15 млн, то человек имеет возможности, достаточную компетенцию для регистрации, чтобы работать в классическом режиме как предприниматель. Говоря о доходе до 15 млн, мы имеем в виду таксистов, людей, к примеру, пекущих пироги и т.д. Таким образом создаются условия, когда исключается отговорка бизнеса, создаются максимально лояльные условия для выхода из тени.

Кроме того, мы предложили единый совокупный налог.

Большую часть мы взяли на основе розничного налога – порог 2.2 млрд тенге, ставка 2-3 процента. Сейчас необходимо будет определиться с госорганами, чтобы это была фиксированная ставка по всему Казахстану. Также должен быть запретительный список. Это базовые условия.

Вторая опция, которую мы предложили, - это «доходы минус расходы умножить на 10%». Это означает, что от фактической прибыли уплачивается 10%. Логика здесь следующая: если человек не хочет вести в упрощенном виде бухгалтерию, ведь это все равно наемные сотрудники, то он уплачивает от оборота. Все просто. Если же структура бизнеса усложнилась, тогда предприниматель имеет право сделать так, чтобы платить 10% от прибыли. То есть ведется доходная часть, высчитывается расходная часть документально. Доходы минус расходы умножить на 10% - это и будет ставка налога в рамках второй опции.

В итоге получается следующая картина: общеустановленный режим мы предлагаем оставить как есть…

- То есть будет варьироваться?

- Да, будет 3 базовых режима, которые будут поглощать всю экономику Казахстана.

- Выходит, если, как говорится, «ушел в ноль», то это одна ставка, если «в минус», то не уплачивается, так?

- Да, это в рамках второй опции. Если прибыли нет, то, соответственно, не уплачивается.

Вернемся к общей картине. Таким образом, складывается поступательный процесс. На начальном этапе ведения бизнеса людей одолевает страх – это регистрация и прочее. Этот вопрос будет решен – без регистрации ИП, скачал определенное приложение и по нему проводишь платежи. Все! В данном случае человек сам декларирует, что становится микробизнесменом и начинает работать. Барьеры снимаются, создаются максимально лояльные условия для того, чтобы человек дальше работал. И ставка должна быть крайне минимальной. Это что касается начального этапа ведения бизнеса.

Затем бизнес развивается и как только общегодовые доходы превышают 15 млн тенге, происходит переключение на единый совокупный налог. В рамках этого налога порог будет 2.2 млрд тенге, также предусматривается введение запретительного списка. То есть могут работать все, кроме «акцизников», недропользователей и т.д. Ставка платежа должна быть 2-3 процента. Здесь также максимально лояльные условия. При этом за предпринимателем сохраняется право вести бухгалтерию, чтобы воспользоваться второй опцией внутри этого режима. Это «доходы минус расходы умножить на ставку 10% налога».

Таким образом охватываются все отрасли МСБ.

При дальнейшем росте можно перейти на общеустановленный режим. На самом деле, на общеустановленный режим могут перейти и представители среднего бизнеса при желании. Обязательный же переход на общеустановленный режим происходит при достижении оборота в 2.2 млрд тенге.

Вот такие опции мы создали. Сейчас они находятся на стадии согласования с госорганами. Повторюсь, речь идет о создании максимально лояльных условий для бизнеса.

- Сначала взрастить и только потом получать плоды… Сколько времени на это потребуется с учетом того, что в нашей стране неоднократно предпринимались попытки вывода из тени, как считаете?

- Давайте смотреть правде в глаза – быстрым данный процесс точно не будет. Для начала это все нужно продумать, взвесить, проанализировать с привлечением АСПИР (Агентство по стратегическому планированию и реформам) и других госорганов. Необходимо выработать общую политику и в последующем в рамках нового налогового кодекса начать реализацию.

Первые проблески мы увидим только через 2 года. Возьмите даже бизнес-процессы: при выстраивании компании, любого юридического лица на пуско-наладочные работы уходит хотя бы 2 года. А здесь речь идет о целой стране.

При этом мы убеждены: надо остановить эти бесконечные изменения. Дайте время бизнесу привыкнуть, что это стабильно и навсегда. Через 3 года начнется поступательный рост, через 5 лет, после того, как все привыкнут, мы увидим структурные изменения в Казахстане.  

- Что предлагает Национальная палата с точки зрения борьбы с карательными мерами? Думаю, многие предприниматели боятся различных проверок и т.д.

- Это очень острая проблема. Действительно, есть факты. В этом смысле национальная палата проводит комплексную работу. Есть такое понятие как камеральный контроль – это некая подсказка бизнесу для исправления того или иного нарушения. Однако, к сожалению, практика предыдущих лет показывает, что камеральный контроль превратился в реальные проверки, но в формате онлайн. Государственные органы начали запрашивать бесконечные документы. То есть это превратилось в ту же проверку, но без выезда на место.

НПП «Атамекен» удалось договориться с государством о том, чтобы прекратить такую практику.

Речь идет о том, чтобы камеральная проверка оставалась камеральной, то есть ограничивалась только подсказкой предпринимателю. Здесь отмечу, что Министерство финансов и Комитет госдоходов, которые в силу своих функциональных обязанностей стремятся пополнить бюджет, но в своих методах перегибают палку. Я им благодарен за диалог, но в то же время, нельзя отрицать некоего подхода, что «все вокруг нехорошие».

Мы полагаем, что необходимо изменить подход к работе госоргана. Кругом не враги! Да, есть проблемы, но это же поступательный процесс.

Философия нашего предложения в чем заключается? У нас львиная доля бизнеса вынуждена уходить из легального поля и нарушать. Мы полагаем, что такой порог НДС «заставляет» бизнес уходить в тень. Выходит, что условия, созданные государством, вынуждают бизнесменов находиться в тени. Упомянутые мной пороги в 15 млн, в 2.2 млрд – большие пороги. Для чего они создаются? Чтобы у предпринимателя не оставалось мотивации оставаться в тени. Комфортнее и проще быть в легальном поле!

В конечном итоге наша философия направлена на то, чтобы серые схемы стали нонсенсом. Соблюдать закон – хорошо, ног законы эти должны быть правильными. И, повторюсь, при должной работе и внимании через 5 лет структура экономики Казахстана изменится.