Кошельки
Kazakhstan Politic

Кошелек казахстанской элиты: почему наши олигархи так любят Великобританию

Делают ли британские активы своих хозяев из стран Центральной Азии агентами влияния Лондона на местах?

ia-centr.ru

Какую политику продвигает Великобритания на Востоке, объясняет заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин в своем комментарии для Ia-centr.ru, передает Politic.

Отвечая на вопрос о том, почему элитарии Казахстана так ценят туманный Альбион, экспер отметил, что тут на поверхности лежит один индикатор: тех, кто покупает недвижимость в Англии, и надо спрашивать. Другое дело, что они не ответят. 

"Судя по активностям в истеблишменте, фото в Инстаграме, статьям в "Daily mail" и “Sun” – видно, что казахстанские элитарии, по сравнению с представителями других стран региона Центральной Азии, наиболее активны. У них, очевидно, больше всего денег.

Все-таки нефтедоллары, свалившиеся на страну, в конечном итоге не все вернулись, но часть из них дошли на родину British Petroleum. У остальных представителей Центральной Азии, видимо, просто меньше денег", - говорит Грозин.

При этом спецлиалист добавил, что у остальных элитариев тоже в общем-то личных интересов в Англии хватает.

"Но настолько масштабно, как это делали представители казахстанского истеблишмента… Если собрать недвижимость элитариев остальных четырех государств региона – то и этого будет меньше в стоимостном выражении", - подчеркнул он.

На самом деле у Великобритании, отмечает эксперт, старая школа ориенталистики (востоковедения). А это значит, что методики воздействия на восточные общества там прорабатывались дольше и глубже, чем это делалось с той стороны Атлантики. Американцы привыкли и за годы "холодной войны", и после крушения Советского Союза, к тому, что заниматься черновой работой не следует. Для этого есть поляки, чехи и эстонцы.

"Великобритания, на мой взгляд, более эффективна, поскольку они предпочитают работать сами, а не передоверять кому-то важные задачи. В этом смысле наследие Лоуренса Аравийского – сугубо английский феномен. Кроме того, Англия пользуется тем, что в отличие от тех же американцев, они имеют более выигрышный бэкграунд. Точно так же, как японцы. 

Кого любят в Центральной Азии больше всех – корейцев, японцев и отдельно взятых англичан. Вспомним также о стремлении каждого состоявшегося "нового русского" или "нового казаха" попасть в Лондон. Это создает некий положительный образ Англии. Хотя, на мой взгляд, он – дутый", - продолжил он.

Грозин также подметил, что Великобритания сегодня – привилегированный вассал, поэтому ему позволено больше, чем Варшаве или Таллину.

"Но в любом случае английская политика – не какая-то отдельная, она – американская по большому счету. И японская политика – тоже американская. Хотя у них есть свои интересы и есть отличия от общезападного мейнстрима.

Что особого может быть у англичан в ЦА? К примеру, посол в Кыргызстане – сегодня фигура там известная, своеобразная. Он, видимо, получил задание на раскачку ситуации и уже к осени может стать чуть ли не популярнее нынешнего лидера страны", - говорит Грозин.

С другой стороны, продолжил Грозин, в силу особенностей своей биографии, человек представляет себя Лоуренсом Аравийским. Наверное, хочет войти в историю. Об английском после в Таджикистане я ничего не слышал, так же, как и о его коллеге в Узбекистане. Так что в кыргызском варианте мы имеем дело с особенностями исполнителя.

"Отчасти, наверное, англичане заинтересованы в том, чтобы сохранить серьезные позиции в случае каких-то трансформаций. Условно говоря: транзит в Казахстане идет, в Узбекистане он прошел, а в Таджикистане и Туркмении он только намечается. В Кыргызстане идет перманентно", - считает политолог.