Кошельки
Kazakhstan Politic

Из-за российских олигархов Казахстан рискует нарваться на санкции

К нашему рынку проявляют интерес сразу несколько компаний, которые объединяет близость к российским госструктурам  

catherineasquithgallery.com

В последнее время решение вопроса обхода санкций с помощью близлежащих юрисдикций стало нормой для представителей российской элиты. Казахстан, обладая самой протяженной сухопутной границей с Россией, стал самым удобным в этом аспекте вариантом. Российские промышленные олигархи нашли комфортный для себя способ заниматься сбытом санкционной продукции через РК. Это наносит серьезный ущерб экономике Казахстана и вредит его репутации в глазах мирового сообщества, передает Politic.

Официальные лица Казахстана то и дело повторяют утверждение, что территория страны не будет использоваться Россией для обхода санкций. Но на деле, порой, складывается, иная картина. Приведем несколько примеров, когда вместо того, чтобы поднимать собственное производство, некоторые чиновники помогают обходить санкции российским компаниям. И вряд ли делают это бескорыстно.

7 декабря было объявлено о том, что в Актюбинской области появится кластер по производству железнодорожной продукции, в который войдут завод по изготовлению колес и рельсосварочное предприятие. Строить их будет ТОО «Актобестил», а сумма инвестиций составит около $280 млн при мощности в 330 тыс. колес в год.

А вот о чем чиновники умолчали, так это о российских корнях «Актобестила». Гендиректор компании, Борис Викторович Билоненко, без труда обнаруживается в базе доверенностей «Загорского трубного завода» (ЗТЗ). Из нее можно понять, что Билоненко – юрист, в чьи функции входит исполнение обязанностей директора и представление компании в различных судах.

История ЗТЗ, который принадлежит российскому бизнесмену Денису Сафину, тоже очень занимательна. Он появился на рынке совсем недавно, в 2015 году. Считается, что отец и сын Сафины нажили капитал на восстановлении труб для ЖКХ на принадлежащем им «Изоляционном трубном заводе» (ИТЗ). Правда, некоторые подозревают их в торговле подержанной продукцией. Так или иначе, но ИТЗ обанкротилось.

Для запуска нового производства Сафины вложили 4,9 млрд собственных средств и еще 5,1 млрд взяли в кредит у Сбербанка. Еще тогда вызывало удивление, как собственники предприятия-банкрота сумели «поднять» такую сумму. Объяснение нашлось в 2017 году, когда в интервью журналу «Металлоснабжение и сбыт» Денис Сафин рассказал, что блокпакет ЗТЗ принадлежит однокурснику президента РФ Владимира Путина по юрфаку ЛГУ Николаю Егорову.

Создавался завод с явным прицелом на контракты российских госкомпаний. В июле 2020 года стало известно, что «Газпром» отдал ЗТЗ 10 % от тендера на 1,3 млн т труб общей суммой 95,5 млрд рублей. Чтобы еще больше нарастить производственные мощности, Сафины за полмиллиарда долларов приобрели у Алишера Усманова предприятие «Уральская сталь», и на его базе планировали построить колесное производство. Но ставка не сработала, практически сразу после завершения сделки началась российская «операция» в Украине, и многие зарубежные поставщики оборудования и покупатели российских труб отказались от сотрудничества с ними. По оценке Фонда развития трубной промышленности, по итогам 2022 года экспорт труб из России упадет на 30%. В таких обстоятельствах у собственников ЗТЗ не осталось другого выхода, как искать новые сферы деятельности и рынки сбыта. В качестве опорной базы они выбрали Казахстан.

Производителей оборудования выбрали по аналогии казахского ТОО «Проммашкомплект», который был запущен в 2017 году в рамках ГП ФИИР, и который, по информации разных СМИ, сегодня производит 300 тыс. колес при потребности Казахстана в 70 тыс. в год. А если это так, тогда зачем властям еще один колесный завод в Казахстане?

Активно занимается развитием колесного производства группа ЕВРАЗ Романа Абрамовича. Созданная им в партнерства с группой «Рейл сервис» компания «Аллегро» (Свердловская область, Нижний Тагил) планировала уже в 2023 году начать на заводе выпуск железнодорожных колес. Инвестиции в проект составили 16 млрд рублей. Но по причине введения санкций не может получить из Германии оборудование. На первых порах планировалось производить 200 тыс. единиц в год с перспективой увеличения до 300 тыс.

К идее локализации производства в Казахстане подходил и «Уралвагонзавод» (входит в госкорпорацию Ростех, которую возглавляет бывший сослуживец Путина Сергей Чемезов). Еще в ноябре 2011 года компания подписала с «Қазақстан темір жолы» соглашение о намерении приобрести доли в усть-каменогорском «Востокмашзаводе» и «Казахстанской вагоностроительной компании» (Экибастуз). Однако после двух лет переговоров договориться так и не удалось. То ли не сошлись в цене, то ли УВЗ сам потерял интерес к проекту из-за падения в Казахстане спроса на полувагоны.

Февральские санкции Евросоюза заставили российское предприятие искать новых поставщиков и рынки сбыта. Спрос на полувагоны в Казахстане по-прежнему стагнирует: куда более востребованы другие типы вагонов, например, зерновозы и фитинговые платформы для перевозки крупнотоннажных контейнеров. Поэтому логично предположить, что УВЗ нацелился на совсем другие рынки, которые сейчас для него закрыты. Например, на монгольский, где такой тип подвижного состава широко востребован для перевозки угля в Китай.

Нетрудно заметить, что все три компании объединяет их близость к российским госструктурам. Это значит, что они обладают практически неограниченными финансовыми ресурсами и колоссальными возможностями политического лоббизма. Очевидно, в описанных историях не обошлось без использования и того, и другого. Хотя коррупция, надо полагать, все же шла первой. Если это действительно так, то ситуация рискует вылиться в санкции, под которые могут попасть казахстанские компании и экономика страны в целом.