Низы
Kazakhstan Politic

Много шума – и ничего: все о современном патриотизме по-казахски

"Патриоты" ни на что не променяют комфортную жизнь в столицах, где, сидя в уютных квартирах, можно за бешбармаком рассуждать о любви к Отечеству, возрождении национального духа, защите суверенитета и прочих высоких материях

vesti.kz

Кто-то из знаменитых людей прошлого сказал, что "патриотизм, чей бы то ни был, доказывается не словом, а делом". С этим утверждением трудно не согласиться, поскольку говорить можно что угодно, но пользу стране, обществу может принести только патриотизм деятельный, дающий зримые результаты. Однако сегодня в Казахстане больше на слуху и в почете другие "патриоты". Подробно об этом порассуждал автор Qmonitor Баян Ахмет, передает Politic.

Мы приводим текст этой публикации без изменений:

"По уже сложившейся и набившей оскомину традиции 23 февраля в соцсетях развернулась перепалка по поводу того, следует ли казахстанцам отмечать, пусть даже в частном порядке, день рождения несуществующей армии. Вроде бы это личное дело каждого, что и как праздновать в своем кругу, но у нас всегда находится масса людей, которые, как они считают, лучше всех остальных знают, какие даты являются "правильными", патриотичными, а какие нежелательными и чуждыми. И они просто не могут удержаться от того, чтобы не сделать внушение "отступникам".

А одного из самых активных и популярных (в определенных кругах) бойцов словесного фронта такая "несознательность" сограждан и вовсе сподвигла на революционную идею: "Те, кто служил в рядах ВС СССР, должны принять новую реальность, что той страны давно нет... Все граждане-мужчины должны быть под воинской присягой своему Отечеству - Республике Казахстан. Тех мужчин, кто откажется приносить присягу РК, нужно лишать гражданства РК".

Уже представляю, как стражи порядка и доморощенные хунвейбины врываются в дома и квартиры с вопросом: "А ты дал присягу?" и тащат "отказников", преимущественно пенсионного и предпенсионного возраста, на лобное место, где они должны либо все-таки поклясться в верности Казахстану, либо расстаться с гражданством.

Хотелось бы задать авторам подобных инициатив простой вопрос. Вот у нас все государственные служащие и депутаты, согласно закону, присягают на честное, профессиональное и бескорыстное служение народу Казахстана – и что, никто из них не "пилит" государственный бюджет, не берет взятки, не выводит сворованные у народа деньги на заграничные счета, не получает там тайком второе гражданство? Все они засыпают и просыпаются с мыслями о рядовых согражданах, о том, как бы улучшить их жизнь?

Да, в старину слову придавали сакральное значение. Тем, кто нарушил его (клятву, обещание, заповедь), грозила суровая кара. Но все течет, все меняется, и в современном мире, который становится все более рационалистическим, прагматичным, ценность слова девальвируется. Теперь вовсе не то, что произнесено, пусть даже искренне, не устные или письменные заверения в верности Отечеству, не какие-то формально соблюдаемые процедуры вроде приведения к присяге или держания руки у сердца при исполнении гимна, – вовсе не это является доказательством преданности родине, любви к ней. И вовсе не это стимулирует пробуждение патриотических чувств в других гражданах страны. Реальные действия и поступки, реальное поведение в ситуациях, когда предстоит сделать тот или иной выбор, – вот главное и даже единственное мерило наличия либо отсутствия таких чувств, вот что может культивировать, формировать их в массовом сознании.

Но мы в большинстве своем продолжаем выносить оценки, ориентируясь лишь на внешние проявления. Вышел Геннадий Головкин на ринг в казахском чапане, воскликнул футболист Самат Смаков: "За Казахстан любого порву!" - значит, это настоящие патриоты. Или, если продолжить примеры из спорта: перед началом международных матчей многие болельщики пристально следят за тем, кто из игроков во время исполнения гимна и поднятия флага открывает рот (поет) и держит руку у сердца, а кто нет, – и выносят соответствующий вердикт. А то, что вторые затем бились на поле, не щадя живота своего, ради победы сборной Казахстана, тогда как некоторые из числа первых "отбывали номер", для них уже не столь важно.

То же самое можно сказать применительно ко многим другим сферам нашей жизни. Взять тему, широко обсуждавшуюся совсем недавно, после известного высказывания спикера сената относительно голода начала 1930-х. Дескать, он чуть ли не предатель интересов казахского народа, поскольку заявил о том, что случившееся вряд ли стоит квалифицировать как геноцид. Такие обвинения звучали из уст как "рядовых" национал-патриотов, так и придерживающихся похожих взглядов ученых, политологов, общественных деятелей. Но если вы уверены в своей правоте, то флаг вам в руки – копайтесь в архивах, исследуйте, занимайтесь поисками массовых захоронений тех, кто умер голодной смертью… В общем, ищите доказательства того, что это был именно геноцид и что количество жертв исчислялось, как вы утверждаете, тремя или четырьмя миллионами, восстанавливайте их имена.

Однако дальше громких заявлений дело обычно не идет. А вот пример настоящего, деятельного патриотизма: в соседней России создано около полутора тысяч отрядов, которые объединяют свыше 40 тысяч волонтеров, занимающихся поисками захоронений и могил безвестных воинов. Счет найденных ими останков идет уже на сотни тысяч, установлены имена десятков тысяч солдат и офицеров, родственники которых (кстати, живущие в том числе и в Казахстане) теперь знают, где погибли отцы и деды, имеют возможность поклониться их праху. Это поисковое движение зародилось на излете советской эпохи, в тяжелые 1990-е держалось сугубо на энтузиазме и только в "нулевые" годы стало поддерживаться – через гранты – государством.

Или вот, скажем, часто приходится слышать претензии по поводу того, что в книжных магазинах нашей страны очень мало литературы, а в кинотеатрах очень мало сеансов на казахском. После чего в адрес их владельцев звучат обвинения в отсутствии патриотизма, в пренебрежительном отношении к государственному языку, а в адрес чиновников – упреки за то, что они допускают такое. Налицо непонимание или игнорирование двух важных вещей: во-первых, и книжная торговля вместе с книгоизданием, и кинопрокат – это частный бизнес, который работает по рыночным законам, а во-вторых, если государство начнет диктовать этому самому бизнесу, что он должен производить и что продавать, то это будет означать возвращение в столь ненавистный национал-патриотами "совок".

Так что исправлять ситуацию должны сами недовольные. Допустим, если каждый из 130 тысяч человек, подписавших известное обращение к президенту РК в защиту казахского языка (а заодно против русского), будет готов тратить на посещение казахскоязычных киносеансов хотя бы 10 тысяч тенге в месяц, то за год общая сумма составит более чем 15 миллиардов тенге. Для нашего кинопроката это большие деньги. Соответственно вступит в силу элементарный закон рынка "спрос рождает предложение": фильмы на казахском станут показывать чаще и в прайм-тайм. Аналогично с книгоизданием и книжной торговлей: вырастет покупательский спрос – появится больше книг на казахском, включая переводы иностранной литературы.

Однако большинство наших радетелей за родной язык могут только на словах выступать в его защиту и поддержку: писать гневные посты и комментарии в соцсетях, подписывать петиции. А вот когда доходит до того, чтобы сделать ради него что-то конкретное, пожертвовать минимальной суммой (по сути, для себя же, для своих детей, чтобы интеллектуально обогатиться, с пользой провести досуг), они как бы ни при чем – дескать, пусть государство или кто-то другой принимает меры, выделяет деньги…

И уж тем более много ли среди этих людей, бьющих себя в грудь, таких, кто ради блага Отечества готов пожертвовать – нет, не жизнью, а хотя бы просто устроенным бытом?

В конце прошлого года многих в нашей стране возмутили высказывания отдельных депутатов Госдумы РФ относительно северных территорий Казахстана. Вообще, разговоры об "исконности" земель абсолютно бессмысленны и бесперспективны. Хотя бы потому, что непонятно, с какого времени считать эту самую "исконность" - на протяжении всех предыдущих столетий народы и племена перемещались, завоевывали земли друг друга, смешивались, создавали империи, распадались… А значит, заявление того же Никонова, несмотря на то, что он является доктором исторических наук, можно квалифицировать как, мягко говоря, не вполне адекватное. Ответный залп с нашей стороны был не только ожидаемым, но и куда более мощным.

Но это опять-таки только слова. Практической же мерой, которая позволит в перспективе обезопасить северные регионы Казахстана от чьих бы то ни было притязаний, могло бы стать их заселение представителями "титульного" этноса. Тем более что в этих областях наблюдается серьезный демографический спад. И государство в силу своих возможностей (надо признать, скромных) пытается стимулировать жителей трудоизбыточных регионов, на 80-90 процентов населенных казахами, к переезду на север. Но желающих кот наплакал. И тем более среди тех, кто задает сегодня патриотическую повестку, кто на словах готов жизнь свою положить ради территориальной целостности Казахстана. Они ни на что не променяют комфортную жизнь в столицах, где, сидя в уютных квартирах, можно за бешбармаком рассуждать о любви к Отечеству, возрождении национального духа, защите суверенитета и прочих высоких материях", - пишет автор статьи.

Похожие темы