Низы
Kazakhstan Politic

Пора менять прогнивший режим – Ермек Турсунов

Режиссер проанализировал последние события в Казахстане

tengrinews.kz

Режиссер Ермек Турсунов представил авторский взгляд на последние события в Казахстане. В своей публикации, помимо прочего, он призывает власти помнить, что самые главные люди в государстве – это учитель, врач, ремесленник, солдат, торговец и потом уже судья. «И если правитель найдет каждому из них свое место по их умению и заслугам, то и наступит желанное благоденствие», - уточняет автор.

Politic приводит публикацию Турсунова в полном объеме с сохранением орфографии и пунктуации автора. От редакции добавим: настоятельно рекомендуем ознакомиться с мнением уважаемого режиссера: да, текст по сегодняшним меркам получился объемный, но каждое слово в нем – золото.

«ЧТО ДАЛЬШЕ…

Некоторое время назад я ушел из информационного поля. Ушел, как мне казалось, надолго. И возвращаться особого желания не было. Потому что…

Потому что в какой-то момент у меня просто закончились слова. В каком-то смысле у меня закончились даже эмоции. Я дал себе установку – не реагировать. То есть, буквально перестать обращать внимание на то, что происходит вокруг. Мне показалось, что все бессмысленно. Точку невозврата мы уже прошли. Лучше уж, решил я, сосредоточиться на себе: книжки писать, фильмы снимать, спектакли ставить. То есть, отправиться во внутреннюю эмиграцию. А то жизнь одна, время уходит, никому это не нужно, ну и так далее.

Однако...

Какая может быть эмиграция, если уже на улицах стреляют. Если громят все вокруг и убивают людей…

То, что произошло с нами, было предсказуемо. И тут не нужно быть Нострадамусом. Я говорил об этом последние лет десять-двенадцать…

Я говорил, что «неограниченная власть в руках ограниченных людей» может привести к печальным последствиям. Что народ, зависящий от воли одного человека, не может быть самостоятельным, а значит, полноценным. Что вопросы культуры и образования напрямую связаны с вопросами национальной безопасности. Что тотальная коррупция превратилась у нас в образ жизни и фактически подменила собой национальную идею. Что комплекс неполноценности, как оказалось, бывает не только у отдельных личностей, но и у отдельных государств, и мы в этом смысле являемся ярким и позорным тому примером. Что всяческая демонстрация никому ненужных и весьма дорогих понтов свидетельствует о нашей ментальной ущербности…

Я говорил, что нам нужно избавляться от статуса мировой провинции. Что пора прекратить затевать споры на второстепенные темы, уходить от разговора и заняться по-настоящему серьезными вещами.

Я говорил, что непродуктивно листать победительные страницы прошлого и спорить на тему, чьи мертвецы были круче. История любого народа пишется для того, чтобы делать из нее выводы, а не для того, чтобы латать ею дыры в затасканных чапанах…

Я говорил, что акимам, депутатам, чиновникам и всем прочим функционерам разных пород и мастей пора заканчивать прилюдно соревноваться в любви к собственному народу и заняться решением насущных проблем. А если не получается, то уступать место другим...

Я говорил, что опасно, когда общество состоит всего из двух классов: «из тех, у которых обедов больше, чем аппетита и тех, у кого зверский аппетит, но нет обедов» (Шамфор).

Этот гигантский разрыв порождает недовольство. И эта отрицательная энергия набирает силу, и может когда-нибудь вырваться наружу. Что тихо и мирно не там, где собаки злые, а там, где соседи добрые. Что не автоматы с пулеметами успокоят народ, а стабильная работа и уверенность в завтрашнем дне. Что не нужно заниматься очковтирательством, не нужно заниматься имиджестроительством, а нужно строить в реале полноценное государство.

Если совсем просто, то нужно пропылесосить и вымыть пол в собственном доме, а потом уже думать – что надеть на выход. У нас же наоборот. Мы чересчур озабочены своим внешним видом и ходим в ярком «прикиде» посреди устроенной самими помойки…

Я говорил, что мы уже давно идем не туда. Что мы пятимся вперед. В такой вот неудобной позе мы ушли далеко назад. В какое-то средневековье. В какие-то родоплеменные отношения под управлением вождя.

Вы посмотрите на нашу, так называемую, «элиту». Это же паноптикум. Парад ряженых. В основном, это плебеи, прячущие свое внутреннее убожество за дорогими одеждами. Они выглядят более-менее прилично, пока молчат. Но как только они начинают говорить или не дай бог еще петь…

Много чего я говорил, но кто меня слышал? 

Сейчас мне известно то, что известно всем. Про 20 тысяч мистических боевиков, про 225 погибших, про громкие уголовные дела, про увольнения и перестановки, про смену правительства, про встречу с олигархами, про внеочередной съезд Нур Отана… Это вся доступная на сегодня информация.

Однако меня не столько интересует сама информация, сколько то, что она означает.

Я пытаюсь понять, что в итоге изменилось?  Что стоит за этими цифрами и фактами? И, главное, на что рассчитывать в будущем?

Сейчас многие хвалят Токаева. Говорят, что он повел себя достойно, что он умный, образованный, прозорливый и т.д. Со всем этим я согласен. Более того, могу подтвердить: да. Он весьма приятный и проницательный собеседник. Я имел возможность в этом убедиться и могу утверждать, что по сравнению с тем, что было, Токаев просто Конфуций. И сейчас ему представился очередной шанс вписать свое имя в историю страны. Вопрос – как он его использует?

Признаюсь, слушать его выступления нынче местами действительно интересно. Он вдохновляет. Однако давайте вспомним, что в самом начале и Назарбаев говорил красиво. Его речи внушали оптимизм. И многие его действия поначалу вызывали всеобщее одобрение.

Поэтому…

Поэтому предлагаю вернуться к этому разговору через год. Или даже раньше – через полгода. И посмотрим, сохранится ли у нас этот оптимизм?

Потому что...

Потому что не нужно забывать, что президент, прежде всего, – это функция. Это – высшее должностное лицо государства. Но он такой же нанятый менеджер, как какой-нибудь завотделом кадров акимата Тюлькубасского района. И в те непростые январские дни он выполнял одну из своих многочисленных функций – защищал государственный строй. И это – нормально. Хвалить его за это, на мой взгляд, нелепо. Вы же не аплодируете банкомату за то, что он выдал вам деньги.

Что касается сегодняшнего лозунга: «объединяться вокруг президента»,

то он будет иметь смысл лишь в том случае, если он – президент – докажет, что он действительно настроен серьезно. Что он отдает отчет тому, что история на этом не закончилась. Что эту историю нужно будет дописывать, даже если ему этого очень не хочется. И ему придется пойти на еще более «трудные решения», чем даже те, на которые он уже сходил.

Ничего не поделаешь: ты – президент. Теперь уже полноправный. И тут не обойтись полумерами, иначе эту историю допишут другие. Те же сценаристы из Кремля, например. Которые очень удачно встроились в наш драматический контекст и сумели при этом обернуть его себе на пользу. И тут надо учитывать, что хитроумный и воинственный президент братской страны скоро научится правильно произносить имя нашего дипломатичного президента и будет гнуть свою политику в роли теперь уже главного кукловода. Потому что ему теперь «все оказались должны». И, несомненно, он предложит новые правила игры. А там подключатся и другие, не менее мастеровитые и опытные «игрули».

Тем более, что мы осложнили себе положение тем, что явно качнулись в сторону России. Назарбаев – надо отдать ему должное – умел как-то балансировать между Китаем, Россией и Западом. Но теперь, чтобы играть со всеми на уровне премьер-лиги, придется рассчитывать на собственные кадры. Других нет. Значит нужно найти наиболее достойных, а не наиболее преданных. (Как это порочно делалось раньше).

Понятное дело, что в премьер-лиге прежним кадрам делать нечего. Тут другие скорости, другие масштабы и другое игровое мышление.

И вообще, нужно учитывать, что люди морально устали от одних и тех же лиц. Нужны новые. Везде и во всем. Надо избавляться от прежнего балласта.  От прежнего госаппарата. Надо менять прежнюю форму выборности. И тут инициативу нужно начинать с низов, а не спускать готовых назначенцев сверху. Чтобы сам принцип избирательности учитывал личные качества предполагаемого кандидата, а не его купленные дипломы и качество его родственных связей. Чтобы люди, хотя бы, знали человека в лицо, а не знакомились с ним после представления. И начать надо с парламента. Его нужно распускать. Нужен новый. Почему с него, полагаю, тоже всем понятно.

Что еще?

Нужно «перетрахивать» (Лукашенко) Нур Отан. Сверху донизу. А вместе с ним и все политическое поле. Без грамотной и серьезной оппозиции главная партия превращается в мякиш для беззубых. В пластырь для нарывов (Пешков).

Правда, непонятно с кем теперь вести диалог. Все поле выжгли. Значит надо создавать альтернативное поле. Уверен, при условиях честной конкуренции, появятся новые конструктивные партии.

Появятся новые лица, способные предложить свои идеи. Не нужно никого бояться. Какие у слона могут быть враги в лесу?

Далее.

У нас не осталось благополучных зон. Везде и всюду – проблемы. Причем этот беспредел наступил не сам по себе. Его грамотно организовали. В мутной воде рыбка…и т.д. По сути, наша страна это такой планомерно и методично созданный хаос. Куда ни сунься – в экономику, политику, армию, медицину, судебную систему, к силовикам… Везде одно и то же. Бардак. Есть отдельные положительные примеры, но я их в счет не беру. Я говорю о типичном, а не об исключениях.

Вот такое наследство оставляет Второму – Первый. И тут не нужно замазывать «щекатуркой» обшарпанные  углы, украшать грязные стены искусственными цветами и пытаться уютно расставить квадратную мебель в круглой комнате. Мы все это видим, знаем, потому что мы во всем этом живем.

Далее.

Я наблюдал «по телеку» встречу Президента с олигархами.

Ну что я могу сказать?

Пусть многие из них путают Бабеля с Бебелем, Гоголя с Гегелем и т.д. Это не страшно. Некоторые из них бедны настолько, что у них нет ничего кроме денег. Но и это не катастрофа. Главное, чтоб они не стали путать Токаева с Назарбаевым. Чтоб они понимали: меняются правила торговли, а не сам базарком.

Почему я так говорю? Потому что наша буржуазия долго жила по законам приблатненного мира, а под управлением базаркома любой бизнес со временем превращается в блошиный рынок. Это аксиома. И когда президент говорит о 162-х персоналиях, якобы поделивших пирог, то нужно понимать, что не у всех из этих 162-х были равные условия. Кто-то располагался ближе к Главному столу, а кто-то поднимался сам.  Кому-то помогли стать богатым, а за кем-то просто не уследили. Кому-то позволили нажить состояние, а кто-то остался бесхозным и не представлял особого интереса. Следовательно, они все разные. Значит, и говорить с ними  нужно по-разному.

Вполне допускаю, что кто-то из них не захочет разговаривать вообще. Что ж, это тоже позиция. Не совсем гражданская, правда, но мне пока непонятен механизм, по которому купечеству предоставили бы возможность сказать свое веское слово.

И еще: что-то мне мешает пока принять и поверить, что это реально добровольное участие в развитии нового проекта под названием «Обновленный Казахстан», а не банальный рэкет со стороны властей.

И, кстати, правителю тут следует помнить, что он должен быть скуп в своих желаниях, поскольку ему позволено теперь многое.

Что я хочу сказать?

Я не хочу никого тут оскорблять, но, поверьте, в нормальном мире так не бывает. Нормальное общество не может жить под управлением вождя. Мы ж не индейцы, в конце концов.

И, кстати, в нормальном обществе вождь не может заранее оговаривать свою неприкосновенность. Он ведь не наместник бога, если уж на то пошло. Пусть многие так и считают. Вернее, считали. Сейчас мы наблюдаем, как многие из них в срочном порядке переобуваются.

Противно наблюдать, как эти хамелеоны бросают сейчас камни в своего бывшего патрона. В монгольской армии, если кто знает, предателей казнили первыми. Ну да бог им судья, я сейчас не о них.

Просто задумайтесь,  зачем человеку неприкосновенность, если он ни в чем не виноват?

Между прочим, в древности вождя поднимали на ковре с веревкой на шее. Тем самым как бы предостерегая: «мы тебя избираем, ты наш правитель, мы пойдем за тобой, но в нашей воле тебя повесить, если что-то будет не так».

Но это я так, к слову.

Однако нельзя не замечать того, какую реакцию у общества вызывает сегодня собственно Семья в полном ее составе и каждый ее член в отдельности. Назарбаев, пожалуй, один из немногих правителей, который при жизни увидел, как ему ставили памятники и как их потом разрушали.

Мне сложно представить, что сейчас творится у него в душе, но это наверняка неприятно. У нас в народе не принято обращаться плохо с людьми в почтенном возрасте и тем более им что-либо говорить, но если честно, то надо было вовремя уходить…

И как быть теперь с членами Семьи? Понять и простить? Сделать вид, что ничего не произошло? Что все в прошлом и давайте все забудем?

Боюсь, что на этот раз замести мусор под холодильник не получится.

Понятно, что в тиши высоких кабинетов состоялся некий торг. Что была достигнута некая договоренность.

По итогам этих торгов приняты некие меры. Семью увели из-под удара, лишив должностей, уволив некоторых ее членов с работы. Теперь они остались без зарплат. Не думаю, что это сильно скажется на их материальном положении.

И самое щекотливое: эти полумеры не устраивают общество. Это чувствуется по тому градусу недовольства, какой сейчас завис в воздухе. Следовательно, придется искать и находить более приемлемые варианты. Пилюлю подсластили, но сахара в ней оказалось мало…

И потом, почему всех нынче заботят активы только Семьи? А как же все остальные «неприкасаемые»? Я считаю, нужна тотальная ревизия по всей стране. Полный аудит по всему, что было мутно нажито «непосильным трудом».

Давайте будем честными до конца. Кому нечего прятать, тот не будет прятаться.

В цивилизованном мире буржуазия пользуется большим авторитетом в обществе, но это только в том случае, если там все заработано чисто и по делу.

Предпринимательский талант такая же редкость, как и любой другой талант. И его высоко ценят. И это справедливо. К сожалению, в наших реалиях к некоторым нашим отечественным «рокфеллерам», полагаю, есть вопросы.

Далее.

Власть сейчас нуждается не только в новых людях, но и в новых смыслах. А поскольку все штатные словоблуды с соловьями уже отработали свой непростой хлеб и спели свои куплеты, то, мне кажется, пора выслушать реально болеющих за дело людей. А они, я уверен, будут говорить нелицеприятные вещи. И к этому придется отнестись с пониманием. «Дос жылатып айтады».

И, наконец.

Надо что-то делать с телевизором. И вообще, в целом с информационным пространством. С тем же интернетом. Просто «вырубать рубильник» некрасиво. Так не пойдет. Зачем выключать свет, если вам не нравится то, что вы видите? Это ж смешно. К тому ж в темноте все кажется преувеличенно страшным. Неведение порождает слухи и сплетни.

Что касается отечественных СМИ, то все убедились в их «эффективности». Все смотрели, слушали и читали «чужое». Зачем тогда тратить на них столько денег? Тоже, кстати, вопрос.

Что касается наполнения, то, пожалуй, пора уже вводить цензуру. Конечно, не в том инквизиторском виде, какой был во времена коммунистов, а в цивилизованном. Ну, действительно, вы ж не рассказываете матерные анекдоты своим детям. А сеть рассказывает. И даже показывает.

А что касается телевизора, то я считаю, это уже просто преступная организация, занимающаяся разложением сознания. Кто-нибудь, наконец, уберет из эфира все эти пошлые ужастики типа «Калаулым», «Косылайык»? Кто-нибудь сможет заткнуть, хотя бы на время, все эти бесконечные той-программы с песнями и плясками? Неужели у нас не осталось ни одного светлого канала? Да что там канала – передачи! Культурной, образовательной, просветительской. Или это уже некому делать? Или хуже – некому показывать?

Словом, проблемных зон много. И их надо решать. При этом, все перечисленное – только первые шаги. Они, конечно, непростые. Но если президент готов пойти на них, то дальше можно будет говорить и о других не менее важных вещах. Но то, о чем я говорю сейчас, надо делать незамедлительно. Возможно, я в чем-то не прав, но сегодняшнюю ситуацию я вижу именно так.

Иначе…

Будет то, о чем говорит история. А там много примеров, начиная от римских патрициев и заканчивая трагедиями советских партийных бонз.

Что в итоге.

То, что произошло, я не могу назвать в полной мере революцией. Все-таки вначале это был мирный митинг, который перерос затем в управляемый бунт. Причем управляли свои, а не кто-то со стороны. Кто именно? Мне думается, ответ на поверхности. Просто волчата подросли и кинулись уже на родителя.

Так происходит в дикой природе: волкам становится мало отведенной территории, им хочется большего. И начинается кровавый передел с жертвами. Причем в этой разборке погибают самые слабые и невинные. И общеизвестно - как только волки почувствуют кровь, то их уже не остановишь.

Следовательно, этот бунт следует рассматривать как генеральную репетицию...

Вывод.

Тянуть нельзя, пора менять прогнивший режим. Следом уже тщательно проветрить помещение. Не имитировать, не шельмовать, не подтасовывать, а именно – принимать конкретные практические решения. Иного шанса просто может и не быть.

И всегда помнить: самые главные люди в государстве это – учитель, врач, ремесленник, солдат, торговец и потом уже судья. И если правитель найдет каждому из них свое место по их умению и заслугам, то и наступит желанное благоденствие.

P.S:

Из хорошего.

Я был глубоко тронут тем, как повели себя люди в те январские дни.

Помните директоршу музея, спрятавшую гвардейцев в подвале? А девочку, что сняла с себя куртку, чтобы укрыть полицейского? А очереди за продуктами… На моих глазах люди делились наличностью с незнакомцами, которые не могли снять деньги с карт. Я видел, как люди делились хлебом, молоком, водой…

Эти и сотни других примеров говорят о том, что народ у нас, в основе своей, Правильный. Что не все потеряно. Что народ у нас умный, добрый и отзывчивый. Что с ним можно договориться и построить что-то стоящее. При условии, конечно, что правила будут расписаны по-честному и их будут придерживаться все. Все. Без исключений. И тогда не надо будет принимать никаких странных законов «О неприкосновенности», «О пожизненной гарантии» и т.п.

Между прочим, в Европе в средние века неприкосновенными были лишь больные чумой. Или холерой. Им вешали на шею колокольчики, и при их приближении люди разбегались и прятались. Никому не хотелось не то, чтобы касаться, но даже дышать с такими одним воздухом. Вот что означала неприкосновенность.

Но это я тоже так. К слову».