Низы
Kazakhstan Politic

Плохой интернет в Казахстане: связаны ли сбои с войной или выборами?

Возможно, через некоторое время всплывет информация о том, что кто-то заплатил миллионы долларов за атаки на Казахстан

Президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров считает, что перебои в работе интернета едва ли связаны с политикой, а вливание в IT-сферу россиян принесет Казахстану только пользу, передает Politic со ссылкой на turanpress.kz.

Что стоит за сбоями интернета?

– Последнее время пользователи жалуются на внезапные «падения» ресурсов, в том числе самых популярных. В чем, на ваш взгляд, причина перебоев?

– Вначале была более-менее понятная причина, причем государственные органы прямо об этом заявляли. Говорил и министр информации и общественного развития Дархан Кыдырали, и «Государственная техническая служба» Комитета национальной безопасности. Поступала информация о 20 миллионах атак на Казнет, когда вся инфраструктура страны подвергалась массированной DDoS-атаке. В этой ситуации забивались все каналы связи, неважно – YouTube или сайты государственных органов, все открывалось очень тяжело и медленно.

В то же время, я сам сегодня сталкиваюсь с тем, что, например, YouTube открывается через раз. При этом в новостях проскакивало сообщение, что это не только наша проблема, возможно, проблема самого YouTube. Точно также, помните, несколько дней назад на пару часов отрубился WhatsApp? Сбой произошел по всему миру, не просто в Казахстане. Поэтому сейчас очень трудно понять, в чем причина нарушений в работе интернета, поскольку прослеживаются проблемы и больших компаний, таких как Meta, владеющая Facebook и WhatsApp.

Мы не можем четко определить характер нарушений, хотя Meta жаловалась на технические проблемы. Просто очень сложно представить, что по всему миру внезапно «умерли» тысячи серверов. Что касается YouTube, то в профессиональных телеграмм-каналах, где общаются технари, отвечающие за инфраструктуру, тоже высказываются различные мнения. Проблема есть, но определить ее источник сложно.

– Понимаю, как звучат конспирологические вопросы, но не задать их не получается. Могут ли перебои в интернете быть связанными с войной между Россией и Украиной и предстоящими выборами в Казахстане?

– Разве что с точки зрения конспирологических схем. Чаще всего причина рано или поздно всплывает. Например, месяц назад аэропорт Астаны отменил ряд рейсов из-за атаки на их ресурсы. Или две недели назад «легли» сайты правительственных органов, а в последние месяцы идут атаки на инфраструктуру Казахстана. Атаки носят всеобъемлющий характер, если раньше «ложился» какой-то сайт – ну, понятно, журналисты что-то «не так» написали, сайт пытаются «замочить».

Возможно, через некоторое время всплывет информация о том, что кто-то заплатил миллионы долларов за атаки на Казахстан. Ведь это стоит дорого. Версия о предвыборных блокировках мне кажется очень сомнительной. Не вижу причин для такого рода действий: нет ни особо агрессивной оппозиции, ни митингов. Не думаю, что есть какие-то серьезные политические поводы, по которым нужно было бы «глушить» интернет. Обратите внимание, уже не «глушат» даже отъявленных оппозиционеров. Смотри и слушай, как говорится, на здоровье.

– Некоторые считают, что, обжегшись в январе, власти дуют на воду, то есть принимают превентивные меры перед выборами.

– Нет, не думаю, что дуют на воду, хотя мировоззрение после января поменялось у всех. В частности, президент внес изменения в Конституцию, вернул столице прежнее название, проводит перезагрузку политической системы. Это и называется «Жана Казахстан», новый, справедливый Казахстан. А вот мотивов платить сотни тысяч долларов за ограничения доступа в интернет я не вижу. Понимаете, массированные атаки стоят очень приличных денег.

Десант из России: в IT-сфере снизились расценки

– Какое влияние окажут россияне, спасающиеся у нас от мобилизации, на профильную отрасль? В одном из интервью вы сказали, что иностранцев едва ли привлекут к защите Казнета от DDoS-атак.

– Да, тогда речь шла именно о привлечении иностранных IT-специалистов к защите от массированных атак. Разумеется, едва ли кто-то доверит иностранному гражданину вот так с порога работу в органах безопасности или доступ к частной критической инфраструктуре. Вся IT-отрасль – совершенно другое дело. Она уже пополнилась россиянами, причем это специалисты совершенно разного уровня. Это и безопасники, и специалисты по созданию информационных систем, разработчики вебсайтов. Стоимость услуг на казахстанском информационном рынке реально завышена, рынок перегрет, а с приходом российских специалистов цены несколько «просели», стали более адекватными. Для Казахстана в целом, как и для отрасли это положительное явление.

– Здесь мы вновь касаемся украинского конфликта.

– Конечно, всю весну и лето информационное пространство СНГ лихорадит. Очень много программистов работали на Украине, очень много украинских специалистов работали на российские сайты и системы. С началом конфликта они начали друг другу пакостить, поэтому «падали» некоторые ресурсы.

– Выдержат ли наши «айтишники» конкуренцию с иностранными коллегами? Каково сейчас качество профильного образования?

– О проблемах профильного образования мы с вами можем говорить месяц. В сфере IT хорошо научились подписывать меморандумы, но реальных профессиональных педагогов, которые могли бы готовить специалистов, не так много. Методики преподавания давно устарели, а для изучения новых необходимо ездить за рубеж, читать литературу. Для работы же с лицензионным программным обеспечением его необходимо покупать, а стоит оно пару тысяч долларов. Какой преподаватель сможет инвестировать в собственное развитие такие солидные средства? Поэтому для качественного образования существуют серьезные препятствия.

Тем не менее, востребованность IT-специальностей неуклонного растет. Мы с вами с утра до вечера сидим в телефоне, получаем все – от билетов до еды – в основном онлайн. Конечно, потребность в профильных специалистах лишь увеличивается. Соответственно, молодежь будет стремиться получать образование за рубежом, и это абсолютно нормально. Сидя дома, ничего нового не узнаешь, к сожалению, в Казахстане не генерируют разные современные решения, не производят массово программное обеспечение. В России или Китае тысячи людей сидят на разработках, у нас такого пока нет, поэтому наши студенты должны ездить в другие страны. Брать самое лучшее, привозить в Казахстан, и в свою очередь, обучать коллег.

На казахском нет контента

– Какие языки используют казахстанцы в интернете? Растет ли сегмент применения казахского языка?

– Контент на казахском остается проблемой. Государство примерно с 2010 года активно поощряло казахскоязычных пользователей к выходу в интернет, в результате у нас миллионы людей полноценно общаются в интернете только на одном языке, государственном. А контента, простите, для них нет. Создается такое мизерное количество, что даже обсуждать особо нечего.

Когда приводят в пример «Хабар» или «Казахстан-1», остается только плечами пожимать – мы же понимаем, какой контент нужен реально населению. Наша система мониторинга охватывает больше 300 казахстанских онлайн-медиа, из них 70% — частные, на казахском очень мало. Например, новость на казахском живет день-полтора, новость на русском месяц. И не потому, что они плохие или хорошие, просто на казахском их мало. Вместо реального развития медиа-сферы у нас любят обсуждать работу пресс-служб, госсайтов, а о том, что существует абсолютный дефицит контента на казахском языке, говорить не хотят. Либо обходятся общими стандартными фразами, что все нормально и хорошо.

Казахских ресурсов катастрофически не хватает, и теперь давайте уясним, почему это так плохо. Представьте, что говорящий только на казахском человек выходит в интернет, а там с ним общаются одни религиозные экстремисты, которые прекрасно владеют казахским. Причем, не забудьте, что средний возраст в Казахстане очень молодой, то есть в сети сидят молодые люди, которые сильно подвержены влиянию. Что им остается читать и смотреть, если на их языке в основном религиозный контент? Для вербовщиков экстремистов сформирована готовая аудитория, со смартфонами и выходом в интернет. К сожалению, стране выгодны сегодня лишь те, кто говорит только приятные ушам чиновникам новости.