Новости
Kazakhstan Politic

Почему террористы охотно интересуются казахстанцами, объяснил эксперт

Об истоках проблемы террористической миграции в Казахстане рассказал зарубежный эксперт

Regnum

В списках сирийских боевиков ИГИЛ зачастую встречаются имена эмигрантов из СНГ, в том числе из Казахстана и Кыргызстана, считает глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович. По мнению эксперта, отчасти это связано с тем, что выходцы из СНГ имеют хорошее базовое образование и потому такие люди чаще добиваются высоких должностей в террористических группировках, передает Politic со ссылкой "Ридус".

"У любого человека, который приезжал с постсоветского пространства была базовая грамотность на своем родном языке. На протяжении как минимум 8-9 лет его пытались чему-то учить. Более того, многие из террористических мигрантов, как минимум, служили срочную службу в армии, что дает им какие-то базовые навыки, полезные в условиях боевых действий.

Я понимаю, что в том же Казахстане далеко не идеальная военная подготовка. Но человек, который худо-бедно послужил в армии какое-то время, знает больше, чем человек, который в ее сторону даже не смотрел. У этих кадров есть больше шансов выдвинуться по иерархической лестнице террористов", – говорит Мендкович.

Что же касается образования уроженцев стран Ближнего Востока, то, по словам аналитика, оно практически никакое. Да, зачастую выходцы с Ближнего Востока лучше владеют арабским языком, но сама учеба им не интересна. Поэтому выходцы с постсоветского пространства имеют запас значительного преимущества.

Другой момент, на который указал аналитик: перед терраристами чаще всего уязвимы люди, которые крайне недовольны собой и своей жизнью, и которые готовы на все, лишь бы уйти от своих психологических проблем, безысходности и нищеты.

"Подавляющая часть тех, кто решил выехать в горячие точки и присоединиться к террористам, субъективно считали, что их жизнь на родине не сложилась, что они находятся в определенном социальном тупике. Либо они столкнулись с каким-либо жизненным крахом, большой жизненной неудачей, либо просто чувствуют какую-то жизненную пустоту, которую не в силах чем-то заполнить, – подчеркивает Мендкович.

По статистике эксперта, в Актюбинской области на учете в качестве салафитов стояли более полутора тысяч человек, а около сотни из них числились склонными к терроризму.

"Ситуация в Казахстане довольно сильно меняется. Спецслужбы Казахстана не очень активно публикуют статистику, особенно в региональном разрезе, поэтому судить приходится с некоторой осторожностью. Известно, что в ряд регионов, включая Западно-Казахстанскую область, Актюбинскую область, экстремизм проник с эмигрантами из стран юга Центральной Азии, где на тот момент безработица была гораздо выше, чем в России и Казахстане. И в Казахстан оттуда ехали и сейчас едут люди. Часть из них как раз приносили с собой радикальные идеи. Многие приезжали, чтобы вести вербовочную работу. И так исторически сложилось, что там было довольно активное террористическое подполье", – подметил Мендкович.

По мнению Мендковича, Казахстану следует более активно сотрудничать с представителями и силовых структур, и мусульманских организаций. Потому что ряд из них показали свою очень высокую эффективность в борьбе с экстремизмом и терроризмом.

"Например, можно упомянуть Духовное управление мусульман Северной Осетии. Оно оказалось на передовой идеологической борьбы с терроризмом, первым выступило с заявлением против ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РК - Politic) и сделало всё, чтобы минимизировать террористическую угрозу на своей территории", – считает аналитик.