Новости
Kazakhstan Politic

Легко отделался: юрист Байбека считает, что суд проявил к Мамаю завидную терпимость

Процесс по иску Б.Байбек заложил очень важный прецедент для формирования контуров новой политико-правовой культуры

Из открытых источников

Напомним, 15 июня суд №2 Ауэзовского района города Алматы вынес решение по иску Б.Байбек к Ж.Мамай и И.Иманбаевой, полностью удовлетворив все наши исковые требования по защите чести, достоинства и деловой репутации, передает Politic.

По закону основанием для дел данной категории является совокупность трех условий: сведения должны быть распространены, они должны быть порочащими и не соответствовать действительности.

Все это нашло свое подтверждение материалами дела. Факт размещения видео в Интернете ответчиками не оспаривался. Для установления порочащего характера сведений суд руководствовался выводами 3-х заключений экспертов, одно из которых предоставлено Ж.Мамай и И.Иманбаевой.

В соответствии с законом обязанность доказывания сведений возлагается на распространившее их лицо. Однако, Б.Байбек инициативно предоставил суду официальные документы и доказательства, подтверждающие законность принятых в период его работы акимом Алматы решений, а значит лживость всех обвинений ответчиков.

Напротив, предоставленные ответчиками материалы, согласно постановлению суда, не доказывают истинность распространяемых сведений и не являются свидетельством правдивости утверждений Ж.Мамай и И.Иманбаевой.

Как отмечает юрист Айжан Ташенова, представляющая интересы Байбека в этом деле, в частности, речь идет о постах в социальных сетях, публикациях в СМИ, технико-экономическом обосновании не реализованного проекта по «Кок Жайлау», справках по земельному участку КазНУ, не относящихся ни к иску, ни к видео ответчиков. По отдельным обвинениям соответствующих документов вообще не было предоставлено.

«Удивительно, на что рассчитывали ответчики и их адвокаты в таких обстоятельствах? Обо всем этом я говорила в своем выступлении на суде. Суд оценил каждое доказательство с учетом относимости, допустимости и достоверности. В целом, все представленные ответчиками материалы можно разделить на 2 группы: не относящиеся к сути иска и, как ни странно, подтверждающие лживость их же «разоблачающих» заявлений.

Закономерно, что в итоге суд постановил обязать ответчиков опровергнуть сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию Б.Байбек, а также удалить размещенное ими видео. Кроме того, суд взыскал с ответчиков в пользу истца судебные издержки в сумме 876 402 тенге, которые Б.Байбек решил направить на поддержку страдающих аутизмом детей», - поделилась Ташенова.

Юрист также решила ответить на беспочвенные, по ее мнению, заявления Ж.Мамай, И.Иманбаевой и их адвокатов на брифинге 15 июня о якобы предвзятости суда. 

«Первое. О якобы ущемлении прав на защиту. С учетом онлайн трансляций судебных заседаний каждый мог убедиться, что в условиях отсутствия доказательств ответчики и их адвокаты изначально выбрали тактику «забалтывания» суда, нарушения процессуальных сроков и дезинформирования общества.

В частности, несмотря на неоднократные напоминания суда возражения к нашему иску были внесены с опозданием на 10 дней, буквально за 1 час до завершения рабочего дня накануне предварительного судебного заседания. Второй пакет документов, без предупреждения суда и меня, как стороны спора, был внесен аж за 10 минут (!!!) до начала рассмотрения судебного разбирательства, хотя подготовленное по заказу ответчиков заключение специалиста Р.Карымсаковой датировано 10 июня, то есть за целых 4 дня до процесса!

Как уже теперь стало ясно, фактически Ж.Мамай и его команда в отведенное время занимались не подготовкой доказательств, а производством многочисленных лживых видео в отношении Б.Байбек и других лиц, вводя в заблуждение общественность громкими заявлениями о якобы наличии большого количества подтверждающих документов и фактов.

Более того, Ж.Мамай и И.Иманбаева в ходе судебных процессов вели себя нагло и вызывающе, перебивали судью, кричали, в основном говорили не по существу иска, заявляли о якобы несправедливости и зависимости судов. Несмотря на такое недостойное и непозволительное поведение суд проявил к ответчикам завидную терпимость и снисходительность. Хотя, думаю, у судьи были все основания привлечь Ж.Мамай к ответственности за неуважение к суду, а в отношении юристов ответчиков – вынести частное определение (кстати, во время апелляции буду все-таки настаивать на вынесении частного определения)», - отмечает Ташенова.

Поэтому, продолжает Ташенова, разговоры об ущемлении прав на защиту – это не более чем очередная попытка оправдать своё поражение в суде.

«Второе. О сроках судебного процесса. Суду было достаточно 1,5 месяца с подачи иска, чтобы разобраться, определить истину и вынести законное решение. Так, отсутствие доказательств полностью опровергало все обвинения, исключая предмет судебного спора. Иными словами, обсуждать было элементарно нечего. При этом на каждом заседании «как под копирку» Мамай упорно зачитывал один и тот же текст с общими размышлениями и бездоказательными обвинениями. Поэтому для любого юриста результат этого суда был очевидным.

К примеру, после моего детального разбора всех их лживых видео, ответчики не задали мне ни одного вопроса. На мои же прямые вопросы, требующие однозначных ответов, они не ответили, уйдя в словоблудие (И.Иманбаева сбежала, а Ж.Мамай отказывался отвечать!). Так, на вопрос «Вы видели своими глазами вырубку деревьев и строительство элитных дач на Кок-Жайлау, можете предоставить фотографии этого?»  Ж.Мамай ответил, что «его глаза не фотоаппарат», юрист Е.Калиев ушел в словесные дебри, а адвокат Г.Нурпеисов начал сумбурно говорить о наличии каких-то материалов, которые по факту так и не предоставил суду. Кстати, многие вопросы я так и не стала задавать, ввиду бесполезности и комичности этого занятия (это было жалкое зрелище!). Вопросы так и остались в воздухе...

Чтобы каждый смог убедиться в обоснованности и конкретности заданных мною вопросов, прикладываю их для всеобщего обозрения. Таким образом, я еще раз на конкретных примерах хотела продемонстрировать, что решение суда, несмотря на всякого рода инсинуации Ж.Мамай, И.Иманбаевой и их представителей, является полностью законным и справедливым», - подчеркнула юрист.

В заключение Ташенова подметила, что этот процесс имеет важное политико-правовое значение.

«В условиях, когда интернет и мессенджеры стали неотъемлемой частью нашей жизни, защита честного имени и противодействие клевете зачастую приобретают особую актуальность в свете беспрецедентной популярности «новых медиа» как инструмента для сведения счетов, дешевого популизма, хайпа, оскорблений и т.п. Отличие критики от клеветы – это наличие аргументов и соответствующих действительности доказательств. В клевете ни того, ни другого нет. Клевета – это всегда ложь», - считает Айжан Ташенова.

На ее взгляд, процесс по иску Б.Байбек заложил очень важный прецедент для формирования контуров новой политико-правовой культуры, в основе которой ответственность каждого за содеянное им и высказанные слова.

«Каждый гражданин нашей страны может столкнуться с ситуацией, когда его публично, цинично и бездоказательно оболгали. Это нарушение закона и норм морали, с которыми нельзя мириться. На протяжении всего процесса я шаг за шагом информировала аудиторию социальных сетей о моей работе по данному иску, выкладывая все документы и экспертизы, подтверждающие наши доводы и опровергающие лживые утверждения Ж.Мамай и И.Иманбаевой.

Надеюсь, в будущем каждый, кто прочитает эти материалы, не будет терпеть беззаконие в свой адрес и обратится в суд или правоохранительные органы для привлечения виновного к ответственности. Мои посты — это подробная инструкция для этого», - резюмировала юрист.