Новости
Kazakhstan Politic

Политолог: Подавляющее большинство погибших – это террористы и мирные граждане, погибшие от их рук

Данияр Ашимбаев указал на то, что дискуссия о «мирном характере» январских событий не утихает

tiraj.kg

Не «восставший народ» или «мирные протестующие», а террористы. Именно так призывает называть тех, кто стоит за хаосом и кровопролитием в страшные январские дни политолог Данияр Ашимбаев. Эксперт указал на то, что пора прекратить дискуссии о якобы «мирном характере» январских событий.  Эти хорошо подготовленные, вооруженные боевики не держали в руках плакатов, их целью была атака на различные госорганы и дальнейшее свержение власти.

Причем, известны факты, когда боевики переодевались в форму полиции и военных, затем нападали на прохожих, убивали их. Таким образом, террористы пытались вызвать негативное отношение к силовикам.

Politic приводит публикацию политолога Данияра Ашимбаева в полном объеме с сохранением орфографии и пунктуации автора.

«Дискуссия о "мирном характере" январских событий не утихает.

Отсутствие лидеров у толпы объясняется "народной стихией", лозунгов и требований - как ни парадоксально, но ценами на сжиженный газ, мародерство - "нищетой доведенного до отчаяния народа", нападение на полицейских - "народным отчаянием".

Огромное внимание уделяется ряду активистов, задержанных полицией. Стоит шум по поводу якобы чудовищных пыток и выбиванию признаний.

Повторяется история 2019 года. Те, кто считает или называет себя оппозицией, гражданскими активистами и т.д., пытаются выдать себя за движущую силу "народного восстания".

В то же время достаточно очевидно, что их мобилизационный потенциал ничтожен. Иначе бы о них давно говорили как о серьёзной политической силе.

И мирная, и боевая часть событий была организована совершенно другими людьми.

Повторюсь: мобилизационный потенциал такого рода есть только у религиозных экстремистских ячеек и тесно связанной с ними организованной преступности (существование которой наши силовики ещё недавно отрицали).

Мы чётко видели синхронность акций протеста, которые замаскировали выход на улицы главной ударной силы - физически и организационно хорошо подготовленной молодёжи, заблаговременно размещённой на территории крупных городов и прилегающих к ним территориях. У них были средства связи, хорошая рекогносцировка местности, оружие как рукопашного боя, так и огнестрельное, а также чёткий список целей. Нападение организованно шло на акиматы, полицию, армейские объекты с арсеналами и телевидение.

Представляется, что организованное мародерство имело целью пополнить бюджеты, а заодно привлечь к погромам городские маргинальные круги.

Боевики не затрудняли себя плакатами и лозунгами; этим занимались другие лица.

Называть их "бандитами" сложно - целью был не вооружённый грабеж, а захват власти. Не менее нелепо называть их "восставшим народом" или "[мирными] протестующими".

Это были именно террористы.

По численности до сих пор идут спор, но те, кто был в эпицентре событий, оценивают ударные силы в Алматы в 20 тыс. человек и порядка 30 тыс. в других регионах. В основе - уроженцы южных регионов Казахстана (большинство) и жители соседних центральноазиатских республик. По оперативным данным присутствовали и иностранцы, а среди командного состава были лица, имевшие опыт боевых действий в Афганистане, Ираке и Сирии.

Мы видели ожесточённые штурмы зданий акиматов, полиции и КНБ, жестокие убийства правоохранителей, поджоги и террор.

Немаловажной частью действий террористов, причём явно заранее спланированной, а не "побочным эффектом", был террор против мирного населения, убийства, стрельба по окнам, по тем, кто отказывался отдавать машины или оказывать содействие.

Все это являлось частью "информационного" сопровождения боевых действий - все это лояльные СМИ и блогеры тут же выдавали за преступления силовиков.

Известны факты, когда часть боевиков, переодетая в формы полиции и военных, убивали прохожих с целью вызвать негативное отношение к силовикам.

Известны случаи создания "живых щитов" из числа заложников.

Жестокая и кровавая акция в итоге потерпела поражение.

Ситуацию, как мы понимаем, спасло только своевременное прибытие войск ОДКБ по призыву президента Токаева».