Верхи
Kazakhstan Politic

Сагинтаева сравнили с Байбеком: при ком Алматы развивался лучше?

«Навтыкать непонятно что, непонятно, как и куда» - таков принцип работы акима, по мнению Данияра Ашимбаева

Политолог Данияр Ашимбаев сравнил деятельность акимов Алматы – нынешнего и прежнего, то есть Бакытжана Сагинтаева и Бауыржана Байбек, передает Politic.

В своей публикации политолог проанализировал информационную войну, развернувшуюся между Жанболатом Мамаем и Бауыржаном Байбек. Первого зампреда Nur Otan, напомним, обвинили в незаконном обогащении. Сообщалось, что в должности акима Байбек якобы передавал государственные земли в частные руки. На эти обвинения нуротановец ответил в интервью Танирбергену Бердонгарову.

Публикацию Ашимбаева мы приводим в полном объеме с сохранением орфографии и пунктуации.

«На полях информационных войн

На днях внимание привлекла интересная схватка - юный оппозиционер Мамай набросился на первого зампреда правящей партии Байбека, обвинив его в создании собственного клана, хищении миллиарда долларов и удушении свободы слова и демократии. Обвинитель привел множество имен, наименований юрлиц и цифр, которые должны подтвердить его тезисы. Байбек отмалчиваться не стал и дал интервью Танирбергену Бердонгарову, где по пунктам более или менее убедительно отверг все обвинения.

Сама дискуссия навела на ряд мыслей, с которыми захотелось поделиться.

Забавно, что Мамай свою аргументацию выстроил по материалам анонимного телеграм-канала, а Байбек этот канал особо раскритиковал, обвинив его в разжигании розни. Сей факт лишний раз показывает, что в качестве источника политических сплетен, а также реальных или липовых «сливов» Телеграм прочно утвердился в северной столице, заменив и прежние «независимые» и «оппозиционные» СМИ в виде газет и сайтов.

Последние занимались тем же самым, но с раздражавшей столичную аудиторию оппо-риторикой. С другой стороны, оппо-риторика привлекает «народные массы», а заодно позволяет скрыть заказной характер и отдельных публикаций, и целых кампаний, которые зачастую исходят из соседнего же кабинета. Что, кстати, подтверждает и нынешний информповод.

Интересен тезис о наличии у Байбека собственного «клана», названного «новыми южанами». Начнем с того, что Байбек — не совсем южанин и тот факт, что его отец учился в школе с первым президентом, не дает оснований причислить их к одному роду (а эта ошибка достаточно распространена). Во-вторых, понятие «клан» в современной политической жизни превратилось в жупел. В «южный клан», помнится, зачисляли кучу «северян» и «западников», а «карагандинский» никто не поленился разделить на четыре никак не связанных с друг другом политически волны выходцев из этого региона.

Кланы, конечно, есть, но воспринимать их как устойчивую структуру, объединенную только региональным происхождением, — было бы неправильно. Даже в рамках групп, объединенных вокруг одного лидера, постоянно присутствуют расколы по линии фигур 2-3-го уровней, а формируются они не только по родовым признакам и землячеству.

Байбека можно рассматривать в двух ипостасях. С одной стороны, он считается лидером «болашаковцев», но они не монолит, да и никогда им не были. Скорее, условное наименование группы выпускников президентской стипендии, которые в бытность Байбека замруком АП были выдвинуты на различные посты в исполнительной власти и, прежде всего, в регионах. Но политически большинство их тех, кто вышел на уровень принятия решений, единой группы не составляют. С другой стороны, у первого зампреда «Нур Отана» есть своя команда, которая с ним работала (и работает) в партии и акимате Алматы. Наличие команды — это не редкость, и, как уже неоднократно писал об этом, имеет свои плюсы и минусы. Но на «вождя клана» Байбек не тянет, да и термин этот сам по себе отмирающий. Прежних агашек-бастыков уже нет — ни персонально, ни как явления. А нынешние ветераны соответствующими весом, репутацией и влиянием не обладают, не говоря уже о молодежи.

Что касается «акиматовских схем», то это пусть опровергает сам Байбек и его адвокаты, тем более что автор-разоблачитель явно перемудрил с ругательственной частью, подставившись под возможный судебный иск.

Как алматинец не могу сказать, что Байбек был однозначно плохим или хорошим акимом. Были (и пока остаются) неплохие идеи и интересные проекты, к тому же были выстроены каналы обратной связи с населением, что само по себе немаловажно.

Если сравнивать его с предшественниками, то помнится разгул коррупции, криминала и коммерции при Нуркадилове и Кулмаханове, достаточно спокойное время при Храпунове, бурная деятельность Тасмагамбетова, которую сложно оценить однозначно. С одной стороны, благоустройство дворов и дорожное строительство, а с другой — «Алматыжер» и Шанырак. Есимов много сделал для обустройства новых районов города, но запомнился больше постоянными велопробегами. Говоря о Байбеке, то на ум приходит, конечно, сначала Белка, потом — обустройство Панфилова, Кок-Тобе, пешеходные зоны, односторонние улицы и лично не любимые мной велосипедные дорожки (последние, кстати, начал внедрять еще Есимов) и массовый снос заборов. Есть тема «Кок-Жайляу», которая началась при трех предыдущих акимах, да и при нынешнем не закрыта в полной мере.

Вместе с тем, Байбек был, пожалуй, первый аким, который отнесся к развитию города с точки зрения экологии и культуры, а не просто как «хозяйственник». Тут, возможно, сказалось музыкальное образование, за которой Мамай высказал бывшему акиму «много ласковых слов». Я бы высказал критику другого уровня: на мой взгляд, Байбек не просто перфекционист, а порой слишком перфекционист, но это вопрос вкусовщины. Город от внедренного им подхода только выиграл.

Я недавно писал про зависть как мотиватор для чиновников. Это мы прекрасно видим по попыткам нынешних властей города «переплюнуть» Байбека.

Но, если у первого все проекты были частью единой концепции, открытой, кстати, для широкого обсуждения, то у Сагинтаева и его окружения мы видим явное желание навтыкать непонятно что, непонятно как и непонятно куда. Про коммерческо-бюджетную часть говорить тут не будем, но у акимата категорически отсутствует вкус, кругозор и здравый смысл, что производит достаточно жалкое впечатление. При этом оказались отменены и преданы забвению проекты предшественника. Это, кстати, еще одна серьезная проблема наших властей.

Каждый аким и министр стремится почему-то войти в историю как великий реформатор. Причем, начинают не с того места, где закончил работу предшественник, а с «чистого листа». Президент Токаев несколько раз грустно констатировал отсутствие институциональной памяти у государственного аппарата. Но слова президента пролетели мимо ушей чиновничества. Все бегают с гениальными «проектами» и ссылками на мировой опыт. Что характерно: ссылаться на мнение специалистов, общественности, населения вообще не принято. Ни один объект не возводится в соответствии с мнением жителей. Только — «мировой опыт» и реформаторский зуд. В Алматы это очень хорошо заметно. Или взять Нур-Султан: сколько хороших идей начал Асет Исекешев, но последующие руководители явно не хотят войти в историю как реализаторы чужих идей.

Работников здравоохранения и образования вообще от слова «реформа» уже мутит. Благо, что глава МОН Асхат Аймагамбетов не пытается запустить очередную «реформу», а методично разгребает доставшиеся от предшественников завалы и внести в недоделанные реформы хоть немного здравого смысла. А вот здравоохранению в этом плане не повезло. Не слышно ничего и про состояние дел в системе Министерства труда и социальной защиты населения, хотя последние годы показали множество проблемных зон, не говоря уже о жесткой критике со стороны президента по отсутствию политики по созданию устойчивых рабочих мест и фактам фиктивного временного трудоустройства.

Но мы немного отошли в сторону. Возвращаясь к «наезду» на Байбека, хочется заметить: уровень критики, конечно, весьма своеобразный. Почему-то напомнило недавнюю атаку в адрес министра образования со стороны бывшего ректоров одного из вузов. Исчерпав аргументы, в ход были пущены обвинения в «контактах» с оппозицией, иностранными спецслужбами и организации «цветной революции». Так и про Байбека: в одну кучу свалены обвинения в коррупции, трайбализме и удушении свободы слова. Ладно бы, автор контекст дал, а то выделил одну персону и на ней «оторвался». То ли для придания большей убедительности прочим аргументами, то ли для того, чтобы утопить явно не им подготовленное досье в «революционной поэтике». Но в конспирологию вдаваться не хочется, тем более что выводы тут могут быть достаточно однозначные.

Как-то уже писал, что наши чиновники и политики воспринимают критику исключительно как «хайп» или «заказ», не воспринимая того факта, что их деятельность действительно может вызывать обоснованную критику. Автор как журналист и лидер оппо-партии пытался обличить руководителя правящей партии, на что имеет полное моральное право. На мой взгляд, критика зашла не в ту плоскость, но Мамай работает на другую аудиторию. Байбек, к слову, на эти обвинения ответил лично, что тоже производит впечатление. Не стал прятаться за пресс-релизами и подчиненными — как некоторые другие. Это тоже культура.

Сам «обмен ударами» заставляет задуматься о многих вещах. Может, в таких дискуссиях и будет формироваться новая адекватная политическая традиция?».