Верхи
Ахметов Алихан

Есть ли раскол во власти?

Ак Орда, Библиотека и «Нур Отан» в контексте нынешней электоральной кампании

С момента ухода Нурсултана Назарбаева с поста главы государства и перехода президентских полномочий Касым-Жомарту Токаеву в обществе, экспертной среде, СМИ активно обсуждается тема двоевластия, сложившегося в стране. Аргументы в пользу этого термина достаточно известны: Назарбаев, имеющий конституционный статус Елбасы (лидер нации), сохранил за собой после отставки посты председателя Совета безопасности, председателя Ассамблеи народа Казахстана, председателя правящей партии «Nur Otan» и председателя Совета по управлению ФНБ «Самрук-Казына». В этой конструкции создается впечатление, что елбасы плотно держит нового президента под контролем и не дает ему, что называется, «никакой свободы творчества». Играет свою и роль, и внешнее непонимание, как могут быть разделены посты председателя СБ и верховного главнокомандующего, лидера нации и главы государства. Не изменили принципиально ситуацию и всенародные президентские выборы, прошедшие летом 2019 года.

Что интересно, бытующее мнение о якобы имеющих место противоречиях между Акордой и Библиотекой основано на том, что новому президенту почему-то приписывается стремление к радикальным политическим и экономическим реформам, которые он хочет, мол, провести, а консервативный лидер нации со своими реакционными взглядами не дает ему их запустить.

Начнем с главного. В обществе перед сменой власти сложился дуалистический социальный запрос: с одной стороны, население хотело реформ, а с другой — сохранения базовых ценностей, ассоциирующихся с Н.Назарбаевым, т.е. политической стабильности и межнационального согласия. Среди сторонников реформ также в принципе особого консенсуса не наблюдалось: были (и есть) постоянные споры между сторонниками большей либерализации и сторонниками укрепления позиций государства в экономике, между интернационалистами и национал-популистами, между сторонниками евразийской интеграции, прозападными экспертами и активистами и так далее до бесконечности.

Суммируя: общество хочет неких перемен, но без каких-либо социальных и политических рисков. Власть в принципе на этот сложный запрос ответила созданием единственно возможной управленческой конструкции. Нурсултан Назарбаев отошел от непосредственного управления страной, сохранив те рычаги, которые позволяли обеспечивать преемственность его политического курса. Пост президента перешел к одному из его ближайших соратников Касым-Жомарту Токаеву, опытному политику и дипломату, не замешанному в коррупционных скандалах и олигархических войнах, стороннику взвешенных реформ.

Что касается того обстоятельства, что пост спикера Сената и фактического вице-президента после Токаева получила дочь Назарбаева, то нужно отметить очень простое обстоятельство. Если бы Назарбаев хотел сделать власть наследственной, то он мог это сделать сразу, без введения «транзитных президентов» по терминологии конспирологов. Но первый президент всегда категорически противился «монархической концепции», никакого из родственников к посту президента не готовил, а вводил и убирал их с поля в рамках тактических маневров. Нужно понимать и очень простую формулу: выдвижение в Сенат Дариги Назарбаевой было больше в интересах Токаева, поскольку объединило вокруг него немалое число тех, кто не хотел бы ее прихода к власти, и укрепило его позиции в первый год правления.

Далее. В течение уже почти полутора лет так называемого «двоевластия» не произошло никаких конфликтов, разборок и радикальных изменений статус-кво. Президент Токаев инициировал ряд реформ, которые спокойно прошли через контролируемый «Nur Otan» парламент. В своих выступлениях глава государства всегда ссылается на политику или мнение первого президента, а Назарбаев — выступает в поддержку инициатив Токаева. Конечно, можно подсчитать, как сделали это некоторые коллеги, что в послании народу 2019 года Токаев 10 раз упомянул елбасы, а в послании 2020 года — только 3, и это, якобы, свидетельство снижения уровня их отношений. Но хотелось бы отметить, что если второй то и дело будет ссылаться на авторитет первого президента, а первый постоянно будет выступать в поддержку всех инициатив второго, то это и будет производить впечатление отсутствия самостоятельности нового главы государства.

Если бы Назарбаев хотел бы назначить другого преемника, он мог назначить другого. А мог, кстати, и вовсе не уходить. И все почему-то забывают, что Токаева не навязали Назарбаеву в качестве наследника. Это было его выбор. И, между прочим, далеко не первый выбор в новейшей истории. Осенью 1999 года Назарбаев в условиях тяжелой политической и экономической ситуации в стране доверил именно ему пост премьера. В начале 2007 году именно ему в очень сложной ситуации был доверен пост спикера Сената. А осенью 2013 года, когда Токаев вновь был избран председателем Сената, он фактически стал основным наследником Назарбаева. Так что, нужно понимать, что Касым-Жомарт Токаев — это старый соратник, доверенное лицо и член команды Нурсултана Назарбаева. Что касается т.н. противоречий между первым и вторым президентом, то, думается, Назарбаеву меньше всего хотелось бы видеть в кресле президента страны безвольную марионетку. У Токаева есть свое видение и он умеет его отстаивать. И это мнение ценит Назарбаев, при котором — еще раз напомню — будущий президент Токаев 10 лет был министром иностранных дел, 2 года премьером и 9 лет — председателем Сената.

Не менее глупо полагать, что елбасы  якобы только и озабочен сохранением бизнес-позиций своих родственников, поэтому «не дает Токаеву развернуться». Нурсултан Назарбаев три десятилетия был главой Казахстана не потому что «цеплялся за власть», а потому, что его личность и политика имели (и имеют) подавляющую поддержку у народа страны. И частные «бизнес-позиции» всегда были вторичным аспектом в его политике. Многие уже забыли, что Назарбаев снимал родственников с постов много и много раз, наказывал их, убирал с первой линии как только они выходили «за рамки», и, как я уже писал, никого не готовил в качестве преемников на посту президента.

Поэтому говорить о якобы имеющих место «серьезных противоречиях» между первым и вторым президентом я бы не стал. С каких-то ракурсов можно увидеть двоевластие, а с каких-то, напротив, мы видим чаще единство власти. На сегодняшний власть в Казахстане достаточно монолитна.

Хотелось бы отметить очень важный аспект политики лидера нации. Мы много раз видели, как первый президент подвергал критике работу своих премьеров и правительств (особенно доставалось Сагинтаеву). Но при этом Назарбаев всегда исходил из того, что назначение на тот или иной пост есть проявление его высочайшего доверия и ответственность за действия назначенца он несет самую что ни на есть полную. Могу вспомнить только один случай, когда первый президент воспользовался своим конституционным правом и напрямую отменил решения правительства. Это было в 1996 году в условиях, когда кабинет Кажегельдина совсем уж «распоясался» в вопросах приватизации. За полгода до того имела место ситуация, когда Нурсултан Назарбаев извинился перед населением области за неудачную кандидатуру акима. Больше такие ситуации не повторялись.

В контексте будущих парламентских выборов сторонники конспирологии выдвигают тезис о том, что Токаеву якобы выгодно поражение «Nur Otan». Конечно, в качестве критики можно привести тот факт, что президент — член политсовета правящей партии и его бюро, но дело не только в этом. Эксперт может, условно говоря, увидеть тактические или стратегические разногласия между аппаратом партии и администрацией президента, а для населения, электората «Nur Otan» олицетворяет власть. И голосование за партию — это не просто голосование за курс лидера нации, это и оценка работы президента, парламента, правительства и акимов, которые — кстати! — не только лидеры филиалов партии, но и назначенцы нового президента. Плохие результаты партии на выборах — это будет политическим поражением в том числе и Токаева. Население не видит принципиальной разницы между двумя президентами, между Ак Ордой и Библиотекой. Президент — кстати! — сам прекрасно понимает, что существенное большинство «Nur Otan» в Мажилисе и маслихатах — это гарантия поддержки его курса и серьезный политический инструмент, необходимый для исполнения полномочий главы государства. А если посмотреть на статистику, то Токаев проводил за последние полтора года встреч с Бауыржаном Байбеком чаще, чем последний встречался с Назарбаевым.

Конфигурацией электорального поля занимается Администрация президента, этот процесс на самотек не пущен. При этом партия грамотно разыграла первую часть предвыборной кампании, т.к. проект открытых праймериз дал возможность провести ребрендинг имиджа партии, обновить ее кандидатский состав (пока еще не депутатский). Партия последовательно поддерживает политику президента, ее фракция активно и слаженно отрабатывает законопроекты по реализации посланий и инициатив Токаева. А если где и есть личные — не политические — противоречия, но взрослые люди умеют заниматься делами, не ставя свои эмоции выше интересов дела.

Резюмируем: Токаев как действующий президент объективно заинтересован в победе «Nur Otan», поскольку результаты выборов станут как оценкой работы его как главы государства и возглавляемой им вертикали власти, так и важным инструментом реализации его политики в долгосрочной перспективе. А для электората голосование за партию будет не только «референдумом» по доверию к стратегическому курсу Нурсултана Назарбаева, но и по отношению к реформам и политике Касым-Жомарта Токаева, которые являются частью этого же курса.

Данияр Ашимбаев