Низы
Kazakhstan Politic

Скляр и утильсбор: названа сумма ущерба аграриям

Ни о каком положительном влиянии утильсбора на темпы обновления сельхозтехники говорить не приходится

eldala.kz

30 миллиардов тенге – столько, по данным СМИ, составил утильсбор, оплаченный фермерами за свою сельхозтехнику в 2021 году. Куда делись эти огромные деньги? Наш коллега из eldala.kz Сергей Буянов убежден: казахстанцам за это стоит «благодарить» Романа Скляра, вице-премьера, передает Politic

Ранее, напомним, мы публиковали мнение политолога Санжара Бокаева, согласно которому именно Скляр, за спиной которого стоит экс-премьер Аскар Мамин, является главным лоббистом утильсбора во власти.

«О каких цифрах ущерба аграриям идет речь?

При покупке импортной техники казахстанскому фермеру приходится оплачивать первоначальный взнос и утильсбор в сумме, равной 25-30% от стоимости. Ставки утильсбора по тракторам достигают 11 млн тенге на единицу, по комбайнам - 22 млн тенге на единицу.

Если говорить о средней цене, то утильсбор за трактор стоимостью 75-80 млн тенге составляет около 9 млн тенге.

По данным ТОО «Оператор РОП», озвученным в конце 2021 года, за все время существования утильсбора от импортеров транспортных средств и сельхозтехники получено 284 млрд 166 тенге (из них 70 млрд 819 млн тенге - за 2021 год).

Если говорить именно об утильсборе на сельхозтехнику, то в 2021 году фермеры заплатили его в размере 30 млрд тенге.

Также утильсбор уплачивают и местные сборщики автомобилей и сельхозтехники (295 млрд 642 млн тенге за все время, из которых 94 млрд - в 2021 году), но им эти средства возвращаются.

И что получается: сразу после введения утильсбора отечественные сборщики сельхозтехники подняли цены на свою продукцию, заложив в нее установленную ставку. Продавая каждый трактор и комбайн, они уже получают от фермера полную стоимость, переложив утильсбор на плечи фермера. А потом еще и отправляют в свой карман возвращенную им государством ту же самую сумму утильсбора!

Вот и выходит, что там, где фермеры теряют, машиностроители зарабатывают дважды - просто за счет административного ресурса. За это они должны быть очень благодарны Роману Скляру.

В целом за минувшие два года существования утильсбора на сельхозтехнику можно подвести итоги влияния на аграрную отрасль, выраженные в цифрах.

Главное: при требуемом технологическом уровне обновления машинно-тракторного парка 10-12% в год в Казахстане он был и остается намного ниже. По итогам 2018 года он составил 3,5%, в 2019-м - 4%, в 2020-м - 4,1%, в 2021-м опустился до 3%.

Так что ни о каком положительном влиянии утильсбора на темпы обновления сельхозтехники говорить не приходится. Налицо обратный эффект. А ведь именно стимулирование обновления парка сельхозмашин Мининдустрии приводило как главный аргумент в пользу утильсбора. Получается, чиновники всех просто вводили в заблуждение.

При этом 80% сельхозтехники Казахстана уже исчерпало нормативный срок службы. Многие фермеры, особенно мелкие и средние, не имеют возможности покупать новые тракторы и комбайны из-за их дороговизны (а подорожала и продукция отечественных сборщиков, о чем мы сказали выше).

Те фермеры, которые все же обновляют парк, вынуждены закладывать выросшие расходы в стоимость производимой ими сельхозпродукции. Это ведет к единственному результату - раскручиванию продовольственной инфляции, сдерживать которую на словах пытаются исполнительные органы власти. А по факту такими вот инструментами стимулируют ее рост.

Помимо всего прочего, использование устаревших машин ведет к увеличению срока проведения жатвы - и к потерям урожая при уборке. Потери могут доходить до 10-20% в зависимости от погодных условий. Значит, по вине старой техники Казахстан ежегодно теряет от 2 до 4 млн тонн зерна.

А кто же в выигрыше от существования утильсбора? Несколько бизнесменов, которые пользуются административным ресурсом для получения сверхприбыли без реального эффекта для машиностроения Казахстана, поскольку, напомним, уровень локализации минимален, а предприятия получают из России и Беларуси готовые машинокомплекты».