Верхи
Ахметов Алихан

Утемуратов. Кресло пошатнулось?

Как агрессивная молодежь пытается подвинуть засидевшихся аксакалов

Фотоколлаж: Politic.kz; Фото: inform.kz

К одному из богатейших людей страны – Булату Утемуратову беда пришла, как говорится, откуда не ждали. Британский суд нежданно-негаданно вдруг заморозил его активы на 5 миллиардов долларов. Причина для многих практически невероятная – его привлекают соответчиком по иску БТА банка, который судится в Лондоне за возврат незаконно выведенных Мухтаром Аблязовым денег. Об аресте активов стало известно после публикации американской газеты Wall Street Journal.

Почему же Утемуратов стал фигурантом дела именно сейчас, если судебные тяжбы идут уже несколько лет? Кому он перешел дорогу? И у кого хватит смелости и наглости бросать вызов одному из крупнейших олигархов страны, а главное – зачем? В этой истории так много вопросов и так мало ответов. Но вместе с авторитетными экспертами корреспондент Politic.kz пытался найти на них ответы.

Историю про Аблязова, его многомиллиардные хищения из БТА и многолетние суды знают, пожалуй, все. Не будем вдаваться в детали. Скажем лишь о новом повороте в этом деле: БТА банк в британском суде заявил, что Булат Утемуратов в сотрудничестве с несколькими персонами и компаниями якобы помогал скрывать выведенные из финансового учреждения деньги.

Информацию к сведению: в октябре этого года Forbes.kz опубликовал список 50 богатейших бизнесменов страны. Так вот, Булат Утемуратов уступил лавры первенства лишь крупнейшему акционеру KAZ Minerals PLC Владимиру Киму (состояние $4.1 млрд), а также дуэту Тимура и Динары Кулибаевых (по $2.9 млрд). Утемуратов расположился на третьей строчке рейтинга с $2.8 млрд.

В общем, в нашей стране Утемарутов – птица высокого полета с политическим прошлым и броней, которую пробить сложно, поэтому, видимо, конкуренты и действуют извне.

«Если раньше как официальные лица, так и оппозиция спокойно прятались в Лондоне, вернее, официальным лицам прятаться не надо было, они там прятали свои деньги, а оппозиция пряталась сама вместе с деньгами, то сейчас это становится все более проблемным и перспективы здесь удручающие и для тех, и для других.

Еще надо иметь в виду, что экспортно-сырьевая (вывозная) экономика уже не создает ежегодный дополнительный ресурс, который надо где-то размещать, а наоборот, сокращается. Соответственно, площадка, на которой были все эти игры, тоже резко уменьшается. Толкотня на площадке и резкость ударов на ней повышаются просто по факту того, что площадка сужается. Поэтому это и внутриэлитные разборки, и атака с целью подмочить репутацию, как сказал сам Утемуратов в письме сотрудникам», – считает экономист, политолог Петр Своик.

К письму, написанному Утемуратовым мы еще вернемся.

Итак, похоже, что даже в раю штормит. Финансовый аналитик Расул Рысмамбетов тоже уверен, что без политических и финансовых подоплек тут не обошлось.

«Информационные и юридические атаки на Утемуратова, я бы даже сказал на «Верный капитал» – это, наверное, часть политического транзита. Возможно, каким-то группам показалось, что сейчас можно будет вырвать кусок из крупного холдинга и освоить. Это не классическое рейдерство, это обычное расшатывание. Есть такая стратегия: сначала расшатывают, потом, когда все колеблется, приходят, снижают рыночные котировки и пытаются выкупить. Поэтому первый фон – это политический транзит, второй фон – люди думают, что меняются какие-то команды, не только президентские, но и на рынке меняются команды крупных политических игроков. Не могу сказать, что это этично, но в условиях экономического кризиса, когда все хотят быть богатыми, это, наверное, не удивительно – что одни крупные игроки хотят вырвать куски у других крупных игроков и им кажется, что сейчас для этого удобный момент. Я не исключаю, что такие попытки продолжатся. У нас 5-6 таких олигархов и обязательно на большинство из них «нападут», – анализирует финансист Расул Рысмамбетов.

Теперь главный вопрос: кому это нужно?

«Утемуратов – не политическая фигура. Его участие в политике было эпизодическим, но больше вызывает симпатию. Он был не ястребом, он, скорее, голубь по всему тому, что он делал раньше. Но он никогда не был политической фигурой, хотя и тяготел к этому, но осторожность перевешивала. И сейчас он совсем не политическая фигура. Утемуратов – это символ прошлой власти, это символ самого близкого круга и это символ очень больших денег. Поэтому есть те, кто помоложе и агрессивнее, те, кто хотел бы самых «аксакалистых» отодвинуть. И потом, семья далеко не одна на политическом поле и семья далеко не однородна. Вокруг семьи есть достаточно много не сильно дружных между собой центров. Утемуратов не является определенным центром, он больше символ. А вокруг символа сам Бог велел устраивать байгу», – делится мнением Петр Своик.

Байга, в общем, началась за бугром. Сам же Утемуратов считает, что британский суд арестовал его имущество на основании подложных документов. Логичный вопрос: может ли один из старейших судов в мире заморозить чьи-то активы на 5 миллиардов долларов по фальшивым документам?

«Всякая судебная система, в том числе английская – политизированная, откликающаяся, что называется, на злобу дня. В нынешней ситуации совершенно нет ничего невероятного, что английский суд принял решение по тем документам, которые впоследствии могут оказаться и подложными», – отметил Петр Своик.

«Мы знаем, что международные финансовые суды – это дело дорогое, очень хлопотное, есть и двойные стандарты. Трудно судить, кто за этим стоит, почему именно в этот момент. Я думаю, это вещи, о которых должен говорить Утемуратов более полно с учетом судебных перспектив. Но обычно, когда у тебя есть сильные козыри, раньше суда их не выкладывают. Зачастую международные суды – это вопрос времени и ресурсов. Если у тебя есть достаточно серьезные ресурсы, можно годами и даже десятилетиями поддерживать судебные процессы», – поделился мнением политолог Айдос Сарым.

Свое мнение о подложных документах Утемуратов изложил в недавнем письме своим подчиненным. В нем он упомянул, что нынешний иск – не иначе, как атака с целью пошатнуть его репутацию. С одной стороны, это и слова поддержки сотрудникам – мол, переживать не стоит, но с другой – ответ недоброжелателям: дескать, так просто сдаваться я не буду, докажу, что документы – фальшивка. Иначе для чего внутренний документ как-то «невзначай» утек на просторы Интернета?

«Письмо, адресованное своим сотрудникам, думаю, можно рассматривать как его ответ на обвинения. В письме он с учетом возможностей ответил. Но прежде всего, это мотивация для сотрудников, чтобы они продолжали работать, что все под контролем. Это кризисные коммуникации. Понятно, что есть какие-то ограничения, которые не позволяют в полной мере информацию выкладывать, потому что дело касается международного суда, где свои правила», – считает политолог Айдос Сарым.

«Я точно помню, что Утемуратов, который подвергся информационной атаке, уже давно пишет письма сотрудникам в сложные моменты. Последний раз это было в карантинный период, когда он обещал сотрудникам, что компании группы не будут снижать зарплаты, что не будет сокращений и увольнений. Поэтому письмо ключевых акционеров и глав компаний – стандартная корпоративная практика в развитых странах. У нас это поменьше, но встречается», – заключил финансист Расул Рысмамбетов.

Как бы то ни было, судебный иск и заморозка активов не пошатнули бизнес-империю Утемуратова. Запас прочности у него большой, в один голос констатируют эксперты. Тем интереснее будет наблюдать за развитием лондонских событий.